Яков Кротов. Богочеловеческая история

Вирус войны

С начала февраля 2020 года в Сирии каждый день гибло  100 человек, из них треть это дети. Гибнут от наступления войск Асада, но в основном от бомбёжек — с воздуха русские бомбят.

От короновируса каждый день в том же месяце того же года пгибало меньше людей. Но ему внимания было больше. Потому что каждый примеряет на себя и считает, что русская бомба ему явно не грозит, а вирус может и попасть.

В 1910-е годы пули, снаряды, бомбы убили 9 миллионов человек, а вирус «испанки» — 40 миллионов человек. Но война изменила сознание людей, а вирус нет. Потому что тогда прямо наоборот: люди боялись умереть от войны больше, чем боялись умереть от вируса.

Впрочем, изменял людей не страх сам по себе, а страх в сочетании с надеждой. Поразила не война, а контраст людоедства с высокими технологиями и надеждами. Вполне секулярными, но надеждами на достижение идеальных целей. Сегодня таких идеалов нет ни у верующих, ни у неверующих. Идеалы и страхи стали плоскими и вялыми.

Это не конец истории, просто история движется рывками. Иногда и обрушивается — как в середине I тысячелетия, как в XII веке до р.Х. Обрушение всегда непременно по двум причинам — одна природная (эпидемия, климатический кризис), другая рукотворная (рабство, война).

Символично обрушение (пусть и очень малое) 2002 года, причин у которого было две: рукотворная — лопнул пузырь доткомов, интернет-лихорадка прошла, а вторая — начало войны Запада в Ираке и Афганистане. Это обрушение отнюдь не закончилось, оно ведь прежде всего нравственное.

Вот и ответ на «а от чего спасаться?» Спасаться от готовности принять гибель других, лишь бы самому выжить, принять нищету других, лишь бы самому иметь деньги. Спасаться от эгоизма личного и коллективного всех размеров, видов, цветов, запахов и фактур.

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).