Яков Кротов. Путешественник по времениРасизм.

2020 год. Православный богослов Рико Монге о войне с наркотиками как системном расизме

Рико Монге — профессор факультета теологии и исследований религии в университете Сан-Диего, изучает труды Климента Александрийского и Григория Нисского. В статье «Война с наркотиками и системный расизм» (оп. на сайте центра изучения Православия при университете Фордхэм) он отмечает, что христианство противоположно мотивам, которые вдохновляют «Войну с наркотиками».

«Война с наркотиками» это вполне официальное название программы, которую начал Рузвельт в 1937 году (закон о налоге на марихуану), продолжил Никсон законом 1971 года о контроле над наркосодержащими веществами и Рейган, а также Клинтон с Байденом. В ходе войны количество заключённых по соответствующим статьям выросло с полумиллиона в 1981 году до 2 миллионов в 2000 году.

Замечу, что Россия как уличный клоун передразнивает США все эти десятилетия, только у нас «ещё более гаже», потому что у нас полиция ещё и главный торговец наркотиками. О безумии криминализации наркотиков писал много нарколог Александр Данилин, которого в итоге лишили работы и едва не отправили за решётку (он ведёт на ютьюбе канал — «Серебряные нити»).

Монге считает, что полный запрет — черта протестантской психологии, которая породила и сухой закон. «Мы используем алкоголь, вещество самое опасное по своему кумулятивному эффекту для личности и общества, как часть нашего самого священного таинства, Евхаристии. На православную Пасху обычно пьют не только пиво и вино, но и водку, узо и арак, которые все происходят из преимущественно православных стран».

Монге напоминает, что войну с наркотиками в 1937 году начал Гарри Анслингер.

Причина была несколько эгоцентрична:, Анслингер следил за соблюдением сухого закона. Сухой закон отменили в 1933 году, человек остался не у дел. Однако, нашёл нового врага — каннабис, как тогда называли в США марихуану.

Именно Анслингер произвёл «ребрендинг»: он стал называть каннабис (латинское ботаническое название) марихуаной. Это испанское слово, появившееся не ранее 1894 года, выставляло каннабис оружием Мексики против США, средство геноцида белых со стороны латино.

«В США марихуану курят 100 00 человек, большинство из них негры, испанцы, филиппинцы, музыканты, — писал Анслингер. («Музыканты» звучит странно лишь на первый взгляд: имеются в виду негритянские джазмены, изначально джаз был именно музыкой «чёрных»). — Их сатанинская музыка — джаз и свинг — это результат использования марихуаны; Марихуана побуждает белых женщин вступать в сексуальные отношения с неграми, музыкантами и другими».

Кроме того, Анслингер был последовательный расист и сторонник евгеники, поддерживал принудительную стерилизацию «неполноценных» и считал, что существует заговор с целью «геноцида белых». Менее всего его беспокоило здоровье общества. До отмены сухого закона он публично заявлял, что каннабис безвреден — и ссылался на медиков, 97% которых считали так же.

После Анслингера был Никсон — расизм которого хорошо известен. Он был против абортов, но полагал, что аборты иногда необходимы, «например, когда один из родителей белый, а другой чёрный». Борьба с наркотиками и для него была борьбой с чёрными — и с антивоенными левыми.

Неудивительно поэтому, что большинство людей, отбывающих наказание «за наркоту» — чернокожие.

На фотографии: диакон Рико Монге выступает с докладом в Свято-Владимирской семинар.

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).