Книга Якова Кротова.

Три мира — три пандемии

Фауччи рассказал в октябре 2020 года, что из опроса пациентов с ковидом следует: 7 процентов были в спортзале и там, видимо, заразились, 8 процентов были в баре или кафе, а 40 процентов были в ресторане. То есть, рестораны опаснее всего. (Кстати, не церкви, но в церковь, правда, ходит так мало людей...).

Мне, однако, эта статистика кажется ненадежной. Насколько представительна выборка — человек в больнице? Бедняки в ресторане ходят не есть, а мыть посуду и полы — но в больницу без страховки попадают ли?

Для справки: что американцы едят преимущественно в ресторанах, это миф, мечта. По данным фонда Пью, раз в неделю в ресторане едят 61% американцев, а трижды в неделю и чаще — всего 16%.

Вообще же, мне кажется, то, что в бывшем «соцблоке» как-то легче все идет, связано — возможно, всего лишь возможно — с тем, что на Западе экономика сильнейшим образом ориентирована на богачей (ну, по нашим меркам — то есть, богач тот, кто ходит в кафе и рестораны). Кто летает на самолетах, плавает на круизы, тусуется и пр. Деньги поступают вверх и уже сверху растекаются вниз. Если верх в обмороке, лихорадит всю структуру.

В «третьем мире» — как Нигерия и Индия — центр экономической тяжести в секторе бедняков. Тут запрет полетов мало что меняет, а рестораны и не посещал никто, нету их.

Россия и бывший «соцблок» (и Китай, конечно) в результате ленинского эксперимента очень странное место. Вроде бы похоже на Европу, где все-таки больше равенства, чем в Америке. Но в Европе уравниловка в зажиточности, там, грубо говоря, «все богачи»., хотя богачечство пониже американского в результате уравнения А ленинская модель очень причудливая, она могла появиться и существовать лишь благодаря постоянному и серьезному насилию: гипербогачи, огромный разрыв верха и низа, а низы уравнены в нищете, но очень специфической. Например, одинаково для низов нет медицины. Вообще. Имитация медицины есть, но не более. И имитация экономики. Деньги забираются на верх и распределяются вниз. Не растекаются, а распределяются. Это своеобразная экономическая кома. И в состоянии комы и пандемия, и локдаун не так катастрофичны как в мире живых богачей и живых бедняков. Экономическая кома — результат культурной комы. Ведь большевизм не про деньги, а про свободу. Не тотальное прекращение торговли, но тотальный контроль над коммуникациями. А культура этого не любит и увядает. Вот мы и живём в опавших листьях. Опавших и сгнивших. Только из этого перегноя одни белковские с быковыми растут.

Всё усложняется тем, что отдельные элементы кажутся вполне нормальными. Дворник один в Москве и в Дели и в Вашингтоне. Правда, сходство — лишь пока не начнешь приглядываться. Так и с владельцами магазинов, и с менеджерами и т.п. Но люди не любят приглядываться — страшная реальность-то, впору вешаться. Вглядываться в себя — это нормально, свою психику можно сбалансировать, а вглядываться в социум, в котором живешь — изменить ничего не можешь, так зачем нервничать...

 

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).