Яков Кротов. Богочеловеческая историяИстория общения.

II тысячелетие: политики

Монархия как опыт анти-коммуникации

История последовательной вереницы властителей X-XI столетий, заканчивающейся Елизаветой II,  открывает замечательную закономерность: количество информации о правителях нарастает, но качество этой информации убывает. Числитель убывает, знаменатель нарастает. В итоге знамя есть, да за знаменем пустота. Но знамя полощется на ветру, хлопает, мешает видеть. Как отмечал автор «Принципа Питера», чем меньшей властью обладали римские папы, тем пышнее были здания, которые они возводили. У машиниста паровоза могучий свисток, у лётчика ракеты — никакого свистка вообще.

Жизнь британской королевской семьи — одна из любимых тем публики. Не «таблоидов», а именно публики. Этот спрос рождается предложение. Спрос на фикцию, спрос на ворох титулов и гербов, на кучу символики, за которой — ничего. Классические «симулякры» — знаки, ничего реального не означающие. «Колыбель для кошки» — ни колыбели, ни кошки, просто спутанные ниточки. Можно всю жизнь изучать эту шелуху (и некоторые посвящают жизнь такому изучению). При этом историк будущего совершил бы огромную ошибку, реконструируя по титулам и гербам современных королей и герцогов политическую жизнь Англии. Они к жизни не имеют никакого отношения.

Это не безобидная игра. Это опаснейшее зашумливание бытия. Возможности внимания не безграничны. Либо/либо. Это эскапизм — бегство от реальной жизни, от реальных проблем, реального счастья, реальных опасностей, в мир зазеркальный, в мир игральных карт.

Королева, герцоги, принцы и графы имеют массу «обязанностей». Они «опекают». Они посещают. Чем визит королевы в учреждение с пожиманием рук и улыбками отличается от проползания под иконой в русской провинциальной дыре или от паломничества к индуистским святыням? Ничем. Идолопоклонничество, пусть в очень слабой концентрации, пусть игровое, но всё то же стремление защитить себя от зла, прикоснувшись к знаку — причём, и знак пустой, и прикосновения чисто материальное, а зло-то не материальное отнюдь.

Что же, бежать в мир нищих, голодающих, истерзанных? Ну зачем же. Этот мир ничуть не лучше мира коронованных бездельников. Дай волю нищему-голодающему, дай ему Золотую Рыбку, и он усядется на место короля. Так ведь и поэт не сказал «от богатых к беднякам», а сказал «от ликующих, праздно болтающих, обагряющих руки в крови Уведи меня в стан погибающих за великое дело любви». Короче, «блаженны нищие духом». Отождествлять себя не с богачами и не с бедняками, не с сильными и не со слабыми, а с ищущими правды.

 

 

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.