Яков Кротов. Богочеловеческая историяЧека.

В защиту «охоты на ведьм»

У меня репутация охотника за гебешниками и их агентами. Вот Запольского проанализировал... Анну Данилову никак в покое не оставлю... Алфеева... Бычков, Гундяев, Кураев, Чаплин, Чапнин...

Но, во-первых, а что плохого в охоте на стукачей? Владимир Бурцев посвятил этому всю жизнь, и Лениныч Бурцева арестовал через 2 часа после переворота. Это ж как нобелевка!

Диссернет, борьба с плагиатом всех восхищает, но плагиат — очень маленькое преступление в сравнении со стукачеством. От стукачей гибнут и попадают в тюрьмы реальные люди. Как Ельцин и Путин прорвались к власти? Помимо прочего и главного, потому что люди решили пренебречь тем несомненным злом, которое они творили, игнорировать его ради благих целей. Я имею в виду снисходительность простых граждан. Ну, подумаешь, кого-то обокрали, кого-то обманули... Каждый учится на своих ошибках! Это глубоко неверно — люди могут и должны делиться опытом. «Дураков надо учить»? А вот не надо кого-либо считать дураком и называть дураком. Учат не тем, что оставляют беззащитным перед злом, а тем, что защищают от зла, учат распознавать зло. Незнание — не защита, а поощрение зла. А если человек реально умственно слаб, тем более его надо не учить, а защищать.

При этом замечу, что я не считаю разумным говорить, что Гайдар, Чубайс, Ельцин закрыли глаза на преступления Путина, чтобы того использовать для создания «эффективных собственников» (так и у Запольского). Эта версия им льстит, они сами её придерживаются, но она мало реалистична. Ближе к реальности другая версия: в России, где ВПК занимал и занимает около 3/4 экономики, где спецслужбы, соответственно, пронизывают всю жизнь, Ельцин и его помощники не могли даже мечтать о борьбе с ВПК И ЧК, да они и не мечтали, они были их плоть от плоти, мыслили абсолютно ефрейторски. Теоретически — могли бы побороться с силовиками, с большим трудом и риском, если бы опирались на демократически настроенные массы. Но демократически настроенных масс не было и нет. Клан Ельцина, как и клан Горбачёва, и клан Путина (который в Кремле представлял как раз Чубайс) — это вполне гебешные кланы, только разные боссы.

Во-вторых, охота на ведьм как раз вселяет оптимизм в охотника, потому что оказывается, что ведьм не так уж много. То есть, теоретически, по бумагам, наверное в России треть населения завербованы в агенты, и чем выше человек по карьерной лестнице, тем больше процент агентов, и епископы были завербованы все. В ГДР Маркус Вольф умудрился завербовать две трети населения! Но практически действующих агентов очень немного. Но уж от этих вред большой. Запольский, Кураев, Павловский, Карелин, Кагарлицкий, Маркус, Белковский... Это так, первое, что на ум пришло.

В-третьих, охота на ведьм имеет педагогический эффект, потому что заставляет — хотелось бы верить — каждого посмотреть на себя: а я не веду ли себя как гебешный агент? Случайно ли я совпадаю с риторикой этих агентов? Хорошо ли это? Большинство зло не от агентов и не от их нанимателей, а от тех, кто ведёт себя как стукач или гебешник, таковым не будучи, из идейных соображений. В этом смысле гебня вторична, и Ленин был глубоко вторичен, и Сталин. В этом слабое место антикоммунизма — он недооценивает уровень зла в себе, любимом капитализме-феодализме. А надо оценить и извлечь.

В-четвёртых, охота на гебешников есть подвид фотоохоты. Всего лишь предать благодетельному свету гласности. Если бы вдруг и стала возможна люстрация, так ведь это лишь для руководящих гебешников запрет занимать государственные должности. А им это и не нужно, у них у всех свои немаленькие бизнесы. Что до стукачей типа Святейшего патриарха Кирилла или руководителей баптистов, мусульман, иудеев, то разбираться с ними должны те общественные организации (а религиозные организации просто подвид общественных), где они трудятся. Можно и оставить на месте, я не против. Меня люто ненавидят и гебешные агенты, и честные люди, я буду под анафемой и при гебешниках, и при либералах, и при консерваторах. У меня харизма такая. Как у Бурцева.

Полезно, однако, помнить, что в отличие от проклятого самодержавие динамичный и позитивный ленинизм-путинизм не просто хотели получать информацию о подрывных антигосударственных элементах. Гебуха считала врагами вполне мирных людей, осуществляющих своё право на свободу совести и вообще на те права, которые ленинизм-путинизм им гарантировал на бумаге. Ленин ставил — абсолютно чётко — своей целью селекцию: если не удаётся извести религию, путём селекции вывести такую породу религиозных людей, прежде всех, через руководителей религиозных организаций, которая будет ставить Кремль выше Бога, молитвы, жизни. Эта задача была выполнена уже к 1934 году, с тех пор просто поддерживается эта ненормальная ситуация. Терпеть тех, кто участвовал и участвует в этой селекции — можно, но надо понимать, что именно решили терпеть.

В целом ряде случаев – и очень опасных – старая терминология («стукачи», «провокаторы») вообще не работает. Павловский, Алфеев, Гундяев и т.п. не стукачи в точном смысле слова, только в самом общем. Они не доносят ни на кого (хотя вполне это исключать вряд ли благоразумно). Они вербовались для «оказания влияния». При этом они оказывают влияние в пользу Кремля, а сами формально являются всего лишь членами общественной организации «РПЦ МП». Хотя финансирование во многом идёт от Кремля (косвенными путями, но часто и напрямую — как строительство церкви в Париже на наб. Бранли). Они не соучастники спецопераций, они сами — спецоперация. Но называть их «агенты влияния» — слишком слабо, «провокаторы» — неточно. Вот и думаю, что бы такое изобрести... Фейкаторы? Агенты вирусного типа? Проще с гебешными руководителями религиозных организаций — это агенты-селектоводы, они выполняют задание по манипуляции религиозными организациями в про-кремлёвском духе.

Ну вот Виктор Луи, упокой, Господи, его душу — вполне предтеча Кураевых и пр. — он кто? В концлагере он был стукачом, как Кураев в семинарии, а вот после? В рувики назван «журналист». Сахаров его иначе называл: «Активный и многолетний агент КГБ, выполняющий самые деликатные и провокационные поручения». Академично, а всё равно не очень точно. Сообщить, что Россия готова нанести превентивный ядерный удар по Китаю — разве это провокация? Это очень специфический вид пропаганды. Может, так и называть его продолжателей — луями?

В принципе, «продажные писаки» были всегда. Например, «Протоколы Сионских мудрецов» написаны нищим русским эмигрантом Матвеем Головинским в Париже за гроши по заказу одного русского чиновника. Но «продажные писаки», «стукачи», «наседки» — эти термины архаичны, они не очень приложимы к современной эпохи с намного более развитыми информационными потоками. Раньше правительство и в экономику не вмешивалось. Впрочем, победные надписи Тутмоса III или ассирийских владык во многом — лживая агитация, но она и не была частью «информационных войн». Как же обозначить нынешних «троллей», как обозначить использование Кремлём религиозных и не только деятелей для влияния, зашумливания, подготовки войн, оправдания беззаконий и т.п.? Антикоммуникаторы? Бойцы антиинформационного фронта? Именно «анти», потому что они разрушают общение, подделывают информацию, причём наиболее опасные делают это достаточно сознательно.

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.