Яков Кротов. Об отце Александре Мене. Чека.

Как убийцы Меня путали следы: ещё два трупа, гомосексуальная версия, финансовая версия.

Анонимный журналист газеты «Коммерсант», которому 10 сентября 1990 года поручили написать материал о гибели о.Александра Меня, позвонил некоему «представителю Московской Патриархии». Мень был священником не в столице, а в Подмосковье, так что журналист звонил, скорее всего, в епархиальное управление по области, которое находилось в Новодевичьем монастыре, и разговаривал с секретарём управления священником Лазарем Солнышко.

Отец Лазарь Солнышко вполне мог сказать, что относится к гибели Меня как к ««рядовой смерти рядового священника». Именно так процитировал мнение «Московской Патриархии» журналист.

26 декабря 1990 года 44-летний Лазарь Солнышко был убит в своей холостяцкой квартире. На теле были обнаружены десятки ножевых порезов, следы от удавки, синяки. На кухне нашли недопитые бутылки с алкоголем.

Проходит ещё два месяца. 2 февраля 1990 года в Москве в своей холостяцкой квартире был убит священник 33-летний Сергей Шлыков, он же игумен Серафим. Шлыков работал в Отделе внешних церковных сношений, служил в Израиле, сперва в Яффе, потом в Иерусалиме, а в Москве был назначен настоятелем церкви Рождества Богородицы в Путинках. На теле были многочисленные синяки, умер от нескольких ударов тупым предметом по голове. Недопитая бутылка шампанского рядом с кроватью.

В обоих случаях было непонятно, как убийцы проникли в квартиру. По отзывам всех знакомых, погибшие были люди очень осторожные.

Не появился ли серийный убийца и не этот ли серийный убийца прикончил и отца Александра Меня?

Журналисты стали говорить, что существует версия, будто Меня убил любовник. Кажется, это не попало в печать, но слух пополз.

Арестовали некоего Михаила Потёмкина, который был всего на 3 года моложе Шлыкова и тоже работал в Отделе внешних церковных сношений.

Потёмкин впервые был арестован в 1980 году за мелкую кражу. Признан больным шизофренией, отправлен на лечение в психиатрическую больницу.

В 1983 году Потёмкин был пойман на краже продуктов из театрального буфета, осуждён не был.

В 1986 году в Москве был арестован американский журналист Николас Данилофф. Как он сам описывал: «Я встретился со своим другом Мишей из Фрунзе и дал ему несколько романов Стивена Кинга. Он вручил мне заклеенный пакет, сказав, что там вырезки из фрунзенских газет. Мы расстались, и я пошёл домой». Далеко Данилофф не ушёл: его арестовали и обвинили в шпионаже. В пакете были фотографии военной базы.

Миша из Фрунзе был всё тот же Потёмкин.

В том же 1986 году Потёмкин обнаруживается в Риге, где дружит с учащимся местной католической семинарии Михаилом Анашкиным и с Сергеем Ламекиным. Анашкин и Ламекин москвичи. Анашкин был служкой в римо-католическом костеле св. Людовика, Ламекин жил в разных городах, в том числе, в Свято-Духовом монастыре в Вильнюсе. Трое друзей организуют «Братство диалога», изображают из себя диссидентов. Анашкина из рижской семинарии исключили, впрочем, как стукача. Ламекин провозгласил себя епископом.

Именно Потёмкин и был арестован как подозреваемый в убийстве Шлыкова и Солнышко. В тюрьме он проводит полтора года и выходит на свободу. Просто выходит на свободу, без суда. После чего оказывается в Мадриде, где якобы преподаёт историю Церкви.

Ламекин провозгласит себя епископом Никоном, Потёмкин — епископом Мануилом, сменит и фамилию на «Платов». В 2000-м году Потёмкина посадят уже основательно, дадут 15 лет за совращение мальчиков, отсидел он половину срока. Ламекин в 1990-е активно участвовал в разных правозащитных и демократических группах: в Антимилитаристской Радикальной Ассоциации Н. Храмова, в «Международной амнистии». Анашкин прославился, когда «попал в телевизор» как духовник крупного бизнесмена Таранцева («Русское золото»).

В результате в 2016 году Потёмкин-Платон, Ламекин и Анашкин отпраздновали 30-летие «Братства диалога». Отпраздновали в роскошной квартире в центре Москвы, на Тверской улице около Моссовета. Дом 9, квартира 25. Адрес известен, потому что тут зарегистрирована «местная религиозная организация православный приход во имя Софии Премудрости Божией Московской Архиепископии Митрополии Православной Кафолической Церкви».  Богослужения, однако, проходят в другом месте: Анашкин владеет ещё двумя квартирами в доме на Солянке.

Зарегистрировать независимую, «альтернативную» православную группу — дело в путинской России невероятное. Но тут — всё успешно. Милость Божия! Или не совсем Божия?

Был ещё и четвёртый друг Анашкина, священник РПЦ МП, позднее епископ «истинно-православной церкви» Кириак Темерциди, очень любивший бывать там, где собирались православные диссиденты в 1970-е годы.

В 2000-м году, когда Потёмкина-Платова арестовали в четвёртый раз, он заявил, что архимандрит Свято-Духова монастыря в Вильнюсе поручил ему «разработку» отца Александра Меня. Отец Лазарь Солнышко сообщил Потёмкину-Платову, что Мень поручал из Германии крупные денежные переводы, а посредником при этом служил отец Серафим Шлыков. Солнышко якобы предположил, что Меня убили из-за этих денег.

Сергей Бычков и Александр Колпаков опубликовали после ареста Платова фельетон в «Московском комсомольце», где утверждали: Платов «как практикующий «голубой» являлся штатным информатором КГБ». Они — очевидно, с подачи следствия — излагали совсем другую версию связи убийств трёх священников:

«Потемкин проявил себя и в деле протоиерея Александра Меня. Он утверждал, что причина убийства отца Александра — его антисионистская деятельность. Препятствуя отъезду евреев в Израиль, отец Александр будто бы мешал отечественным сионистам «делать бабки» на отъезжающих».

Обе версии звучали на допросах, которые проводил следователь по делу Меня Лещенков.

Было бы ошибкой считать, что именно для «истинно-православного» православия характерна гомосексуальная ориентация. И в ней «голубых» меньшинство, примерно такой же процент, как и в «большой» Церкви, в Московской Патриархии. Другое дело, что, поскольку люди нетрадиционной ориентации всё время вынуждены бояться, их легче шантажировать. Чекисты шантажировать умеют.

Вопрос не в том, получал ли отец Александр Мень какие-либо деньги из Германии или откуда-либо ещё. Вопрос в том, трудно ли было КГБ найти грабителей. В 1990-м году, при такой разветвлённой сети информаторов? Конечно, без труда нашли бы. Но не нашли, потому что грабителей не было. Да и не было их, больших денег, они были совсем в других секторах общества.

История Потёмкина-Платова, Ламекина, Анашкина превосходный пример того, к чему ведёт мнимая доброта, а в реальности — неспособность к самоочищению. Сквозь пальцы на стукачей и развратников (любой ориентации) смотрят одни, а жертвами становятся совсем другие.

Ещё одна маленькая, но интересная деталь. Двадцать лет, начиная с 1990 года, шли скандалы вокруг «голубого» духовенства. Писались петиции, были многочисленные фельетоны, десятки людей требовали не закрывать глаза на проблему. Десятки людей. За единственным исключением — пресс-секретарём Московской Патриархии А. Кураевым. Тот заговорил о «голубом лобби» внезапно, в 2012 году, и вот его выступления словно по команде (впрочем, почему «словно»?) подхватили СМИ. Причём, если до Кураева разговоры о сексуальных меньшинствах велись для очищения Церкви, то в под пером Кураева эти разговоры стали приговором Церкви в духе советских атеистических пропагандистов давно, казалось бы, минувших времён.

Кажется, одновременно Андрей Бессмертный и автор этих строк выдвинули — один в США, другой в России — предположение, что убийства Солнышко и Шлыкова были совершены по инициативе КГБ с целью представить и убийством Меня делом разборок между «извращенцами». Хочешь спрятать полено? Создай поленницу…

Фотографии с сайта кафолик-ру, слева направо: Анашкин, Ламекин, Михаил Потёмкин/Мануил Платов в 1986 году в Риге, в 2016 году в Москве на ул. Тверская, дом 9, кв. 25.

См. отдельно о Потёмкине-Платове.

См.: Гомофобия. - История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.