Яков КротовЧека.

Агент «Светлов»: адвентист Михаил Кулаков оправдывает предательство как кесарево кесарю

«Из отчетов 4 отдела 5 управления КГБ СССР. Ноябрь 1986 года. Через ведущую агентуру из числа проповедников АСД в Туле проведено переизбрание старшего служителя церкви по Центральному региону. В результате на эту должность вновь продвинут агент «Светлов» (Полосин В. Вечный раб ЧК // Известия. — 23 января 1992 г.).

В Настольном календаре АСД за 1987 год дана информация о переизбрании на 5 лет председателем совета церкви АСД в РСФСР Михаила Петровича Кулакова (1927-2010).

В 1994 году, в первом номере американского журнала «Liberty», посвящённого проблемам религиозной свободы, издаваемым Северо-Американским дивизионом церкви АСД появилась статья Михаила Кулакова «Когда зовёт КГБ». Редакция дала подзаголовок: «Русский церковный лидер рассказывает о своих отношениях с КГБ и о том, что можно найти в архивах».

Кулаков к тому времени уже был бывшим председателем Евро-Азиатского дивизиона АСД, но оставался самым авторитетным деятелем адвентистов, возглавлял работу по новому русскому переводу Библии.

Кулаков пишет о многом (цитирую в собственном переводе). О том, что его отец был посажен на 10 лет из-за «информатора», о том, что в концлагере умер его брат. «Но благодатью Божией я не испытываю горечи к доносчикам и расскажу вам о том давлении, которое они испытывали, прежде чем пойти на компромисс».

Первый звоночек: «компромисс». Не предательство, а компромисс. Следующая фраза вполне двусмысленна: «И о моей собственной борьбе, когда, будучи лидером, я должен был находить баланс между интересами церкви и интересами государства, и думать, существует ли путь, угодный Богу, который бы удовлетворил интересы обоих».

Следующий абзац излагает тот же тезис, который часто озвучивали и православные агенты КГБ: ЦРУ-де ничем не лучше: «Давайте прямо скажем, что и ЦРУ, и КГБ стремились использовать церковных лидеров для государственных интересов».

Как выразился митрополит Мефодий Немцов, агент КГБ «Павел»: «Мне было бы стыдно, если бы меня заподозрили в сотрудничестве с ЦРУ или в связях с организациями, которые работали против того государства, в котором мы родились и живем, в котором народ нас питает и содержит. Это было бы неблагодарностью по отношению к народу». А с КГБ сотрудничать — это не стыдно, это знак благодарности народу.

Кулаков не видит разницы между ЦРУ и КГБ? Это говорит об одном: он знаком прежде всего с использованием агентов КГБ для пропаганды за границей. Действительно, Кулаков пишет: «В Советском Союзе церковь была пронизана [агентами КГБ]. В каждом общине были информаторы. Информатор был в каждой делегации церковных лидеров, выезжавшей за пределы СССР. Об этом говорится в архивных записях, ныне открытых исследователям».

Тут Кулаков единственный раз, в общей форме, упоминает материалы комиссии Якунина, и поспешно добавляет второй традиционный аргумент стукачей:

«Но просто упоминание имён не может сказать о главном: муках совести. Люди честно пытались «отдать кесарю кесарево», не поступаясь тем, что Божие (Мф. 9: 21). Они давали лишь ту информацию, которая не ущемляла интересов церкви или отдельных верующих».

Следует и третий традиционный аргумент: «В конечном счёте, результаты «сотрудничества» сегодня следует оценивать по результатам, и в некоторых случаях это сотрудничество было выгоднее церкви».

Затем следует пространный рассказ о том, как в 1948 году по доносу некоей Птахиной посадили самого Кулакова и его брата. Кулакову дали 5 лет. Рассказ о том, как в 1930-е годы были репрессированы три тысячи адвентистов, 150 проповедников — и лишь один пастор Григорьев остался на свободе. Но Кулаков выражает уверенность, что тот не был предателем, а сохранил «integrity».

Весной 1959 года, сообщает Кулаков, он был арестован Казахстанским УКГБ. Некий гебист требовал от него сотрудничества, но Кулаков твёрдо отказался. Тем не менее, его выпустили.

Почему? Кулаков приводит два объяснения: «У КГБ не было достаточно улик, чтобы предъявить мне уголовное обвинение. К тому же государство решительно изменило свою внутреннюю политику, и Никита Хрущёв решительно осудил сталинские репрессии».

Это объяснения совершенно неудовлетворительные, и понятно, почему не появились в российской печати. В 1959 году спокойно сажали безо всяких «улик». Хрущёвская же либерализация не распространялась на религиозную сферу, и именно в 1959 году шли массовые посадки верующих всех конфессий. Самый яркий пример: арест и осуждение на 10 лет концлагерей адвентиста же Владимира Шелкова (1895-1980), в том же Казахстане, за отказ выполнять требования властей.

Кулаков подчёркивает, что власти ему «отомстили, закрыв нашу местную церковь». Однако, он сам остался на свободе. Википедия сообщает, что после этого он подвергался преследованиям, но не был осуждён. Более того, в 1970-м году власти не пустили в США делегацию адвентистов, но лично Кулакову разрешили выезд по приглашению его тёти, да так удачно, что он приехал в США именно к генеральной ассамблее АСД. В 1975 году ему уже просто разрешили поехать на генеральную конференцию в Австрию, и тут он вошёл в состав исполкома.

Адвентисты ответили на хрущёвские гонения уходом в подполье, тогда как власть хотела их согнать в одну организацию, которой было бы легко руководить. Кулаков и стал проводником этой централизации. Но он уверяет, что сделал это для блага церкви и по совету американских адвентистских лидеров, с которыми встретился в 1960-м году во время их визита в Россию: «Они советовали мне пытаться наладить отношения с правительством. Этот совет казался мне не только странным, но и неприемлемым. … Тем не менее, я начал изучать Слово Божие и размышлять над ним. Это длилось несколько лет. Я обратил внимание, что и апостол Павел, и апостол Петр настаивали на лояльности властям, которые вели против верующих почти столь же суровые репрессии, как и власти моей страны».

Поистине удивительно, что Кулакову понадобилось «несколько лет», чтобы заметить в Евангелии призыв повиноваться властям. Только вот остаётся неясным, увидел ли он границы повиновения. Как последний аргумент Кулаков ссылается на совет родного отца, который якобы указал ему на пророка Неемию, бывшего вполне лояльным персидскому царю Артаксерксу, на Иосифа, ставшего советником фараона, на Даниила, который вошёл в доверие к правителю Вавилона, и все они добились блага для избранного народа.

Отличные, тучные, поистине библейские оправдания предательства!

Следует рассказ о том, с какими трудностями Кулаков создал централизованную организацию АСД в советской России, какое у неё прекрасное здание в Москве и сотни общин по стране.

Скончался Кулаков в Калифорнии.

А Владимир Шелков скончался в концлагере под Якутском в 1980 году. Он возглавил адвентистов, которые не приняли курса имени Иосифа Прекрасного. Шелков отсидел 10 лет полностью, вышел в 1967 году, а в 1978 году его, в возрасте 83 лет, посадили ещё на 5 лет, но он отсидел только два и умер. Академик Сахаров специально прилетел на процесс Шелкова, но его в здание суда не пропустили. Он вспоминал:

«На крыльце и около него стояло и сидело — прямо на траве — десятка два людей, мужчин и женщин. Это и были адвентисты. Их, конечно, не пустили в зал суда, кроме 2–3 человек, имевших при себе документы, подтверждавшие ближайшее родство с подсудимыми. Я провел с ними весь день: прислушивался к их разговорам между собой, некоторые вступали в разговор со мной, а также делились той едой, которую они принесли с собой, чтобы не отлучаться от суда — хлебом, яблоками. Я уже не помню подробностей разговоров, лишь общее впечатление — их глубокой убежденности в моральной правоте, преклонения перед дедушкой (Шелковым), какой-то духовности — все это в сочетании с крестьянской практичностью и здравым смыслом (вероятно, далеко не все среди них были крестьяне, может быть никто, но я не знаю, как точней иначе передать представившийся мне духовный облик). Запомнились слова одной пожилой женщины:

– Мы верим всерьез. Так, чтобы вся наша жизнь была по вере, — ведь только так верить и есть какой-то смысл!»

На фотографии как раз Шелков. Кулаков лица не имеет, у него безликая голова партаппаратчика. А тут - ну, дедушка и есть дедушка...

См.: Выписки 1992 года из отчётов КГБ. - История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.