Яков Кротов. Чека.

Мышь предательства: как не поддаться искушению

Книга Джона Бэррона «КГБ сегодня» (есть русский перевод 1984 года, вышел, разумеется, за границей, доступен в интернете) почти целиком посвящена одному гебисту, сбежавшему на Запад в 1982 году, жившему в Японии Александру Левченко.

Интересного в книге не очень много, потому что доверять рассказам Левченко оснований нет, а не доверять основания есть. Интересная сторонняя оценка приблизительные оценки численности КГБ в 1973 году: 90 тысяч офицеров, 400 тысяч остального персонала. Оценка представляется близкой к действительности. Есть подробный рассказ о зарплате, очень приятной (см. цитату в конце). Но важнее три момента, из сферы психологии.

Во-первых, книга показывает, откуда Путин взял термин «олигархи» — да вот из этой самой книги и взял («КГБ обслуживает советскую олигархию»). Тут последовательно номенклатурный строй называется олигархическим, а члены политбюро — олигархами. Путин ничего не сочинил нового, просто закричал «держи вора». Олигарх кричит «держи олигарха». Кстати, книга напоминает, что «борьба с коррупцией» (как и сама коррупция) — непременная, постоянная составная черта олигархии.

Во-вторых, Левченко уверял Бэррона в своей религиозности. Якобы он однажды зашёл в храм... Всё это, конечно, подлаживание под то, что хотел бы услышать белый американский протестант. Бэррон мог бы не пересказывать этой лжи, но — пересказал, ведь он адресовался как раз аудитории из читателей (и читательниц!) журнальчика «Ридерз дайджест», которые в религиозном отношении мало чем отличаются от русских дам, любящих православие за творимые религией чудеса, слащавые и бессмысленные.

В-третьих, Бэррон объясняет, что вербовка предателей («агентов») основана на принципе «МЫШЬ», «MICE». Американцы сохранили любовь к значимым аббревиатурам. Мышь, крот... Предатель совершает процесс, противоположный превращению животного в человека.

MICE: Money, Ideology, Compromise, Ego — завербовывать надо, апеллируя либо к жадности человека (деньгам), либо к его убеждениям (идеям), либо к его страху разоблачения, либо к его гордыне, самомнению.

Нетрудно видеть, что эта схема соответствует Big Five, распространённой классификации человеческих свойств по пяти параметрам: воля, ум, совесть, чувства, сила.

Например, популярность подростковых книг прямо зависит от того, насколько они используют такую классификацию, помогая читательскому самоанализу. «Три мушкетёра» Дюма пример классический: воля — это король (королева), Д'Артаньян — ум, Атос — совесть, Арамис — чувства, Портос — сила.

В классификации цереушника гордыня — это протухшая воля, идейность — ум, страх разоблачения — нечистая совесть, жадность — скисшая сила.

Один элемент блистательно отсутствует: чувства. Сердце. Кстати, вера (Арамис ведь священник, а что он ещё и дон-жуан, напоминает о глубокой связи веры и любви).

Лучшая защита от предательства — от того, чтобы не предать, от чужого предательства защиты быть не может — это любовь. Любовь, включающая в себе и верность. Все другие ипостаси человека не обязательно должны быть верными. Воля может менять решения, ум может менять идеи, совесть может менять принципы, силе вообще всё равно, что копать или пилить. Но сердце — либо даёт обет навсегда, либо оно не сердце.

О деньгах за предательство (гебист это профессиональный предатель, предатель человечности, старающийся распространить предательство как можно шире). В 1970-е годы наиболее распространённая зарплата была от 150 до 300 рублей, номенклатурная зарплата начиналась с 500 рублей.

«Офицерам КГБ, в частности работающим за границей, зарплата начисляется по сложной формуле. Основная ставка, определяемая на основе звания, повышается с каждой «звездочкой» всего на 10 рублей в месяц. После пяти лет стажа эта ставка увеличивается на пять процентов, после десяти — на десять. Дополнительные двадцать процентов начисляются офицерам за знание двух европейских языков или одного восточного. Независимо от звания и стажа производятся добавочные начисления за должность. Поэтому, например, майор, работающий помощником или заместителем начальника отдела в «центре», вполне может получать больше полковника, занимающего менее высокую должность.
Офицеры, работающие за границей, получают половинную зарплату по своей «официальной» должности (например, Левченко получал половину зарплаты, положенной корреспонденту «Нового времени) и половину зарплаты, причитающейся офицеру КГБ в соответствующем звании. К тому же Левченко получал гонорары в советских рублях за каждую написанную им статью или корреспонденцию. Вторая половина его зарплаты как офицера КГБ ежемесячно начислялась ему в Москве, и он мог получить ее, приезжая в ежегодный отпуск.

К 1978 году Левченко получал 247 тысяч иен в месяц. Поскольку «Новое время» оплачивало его квартиру, прочие коммунальные расходы и стоимость содержания автомашины, а КГБ безоговорочно брал на себя оплату того, что можно бы назвать развлечениями, материальный уровень семьи Левченко намного превосходил уровень, характерный для японских семей, принадлежащих к среднему классу общества. Кроме того, на счету Левченко в «центре» ежемесячно прибавлялось около 240 рублей.

Советский Союз произвольно приравнивал рубль к одному доллару сорока центам. Однако в 1982 году фактический обменный курс рубля составлял в США всего 23 цента. В Москве на черном рынке за доллар давали более шести рублей (из расчете 1 рубль равен 16-ти центам). Курс иены к доллару составлял в 1978 году 1:200. В 1982 году он дошел до 250 иен за доллар».

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.