Яков Кротов. Чека.

Убийство Меня: стоит ли ждать ясности? Убийство как высшая стадия иррационализма

Отец Феодорит Сеньчуков написал в 2018 году об убийстве о.А.Меня: «Если дурость и злость — тогда не ГБ. Если ГБ — тогда подготовленный акт, у которого была своя цель».

Это мифологизация не КГБ, это мифологизация зла. Доктор Джекил (кстати, отец Феодорит анестезиолог) мифологизирует мистера Хайда. Джек Потрошитель потрошительствует, но нельзя считать потрошительство подготовленным телеологическим актом, производится ли потрошение с дуростью и злостью либо хладнокровно и хитроумно.

Убийства священников в этом смысле ничем не отличаются от убийств других людей, просто на них лучше виден иррационализм. Духовенство вовсе не оплот духовности, не лидеры нации, просто маргиналы, волею случая превращаемые (не всегда) в идолов. Есть духовенство, которое согласно быть идолом, так есть и жёны, и мужья, и политики, согласные — а то и стремящиеся — быть идолами. Но как раз у всего религиозного менее всего причин становиться предметом идолопоклонства. Не окупается. Так что творить из попа культ есть признак низкого развития. Можно с удовлетворением отметить, что сегодня такие культы отступают перед прогрессом науки и нравственности. Духовенство должно быть глубоко благодарно (я лично — благодарен).

Зло и добро не симметричны. Добро рационально, зло иррационально. Этот иррационализм зла мимикрирует под рационализм, но остаётся иррационализмом. В этом суть критического мышления и самопознания, помогающие противостоять злу.

Ожидать «ясности» в расследовании причин убийства — или любой карманной кражи, любого грязного ругательства, любого лжесвидетельства.

Существует кажущаяся «ясность» зла. Она доставляет огромное удовольствие, ради такого катарсиса и кайфа читают и смотрят детективы, да и газеты тоже — они кажутся привносящими ясность; впрочем, солидные исторические монографии вроде «Подъёма и упадка Римской империи» или трёхтомный фельетон «Архипелаг Гулаг» тоже удовлетворяют эту потребность. Шаламов или Кафка не «проясняют».

Здесь проявляется оппозиция «спасение/творчество», «упрощение/усложнение», о которой, помимо прочих, отлично написал Вяч. Иванов, объясняя, что если у Бахтина идея мениппеи была творческой новацией, которая безмерно усложнила картину литературной истории, то у эпигонов Бахтина та же идея стала в лучшем случае одним из средств анализа литературы, в худшем — средством подменить анализ упрощением.

Иногда простота в том, чтобы признать наличие сложного. Ясно, что муть неясна. Зло есть дорога в полную муть.

Возьмём наугад три убийства священнослужителей, совершённые в конце ХХ века: архиепископ Оскар Ромеро (1980), священник Ежи Попелушко (1984) и Мень. На самом деле, это лишь верхушка айсберга, в том же Сан-Сальвадоре, стране вполне католической, власть вела кампанию «Будь патриотом, убей попа!» (первой жертвой был о. Рутилио Гранде, 1977 год).

Был смысл в этих убийствах? Они помогла власти? Хоть сколько-нибудь? Они вызвали «эффект бабочки» или хотя бы эффект амёбы? Ничуть. Не укрепили власть (чего хотели убийцы) и не ослабили. Как и всякий грех, это были бессмысленны и бесполезны. Насколько диктатуры были прочны и живы — так не благодаря греху, не благодаря диктаторству, а благодаря остаткам добра и человечности в диктатурах. Да-да, в мире борется не чистое зло с чистым добром. Это не оправдание зла, это приговор ему: само по себе зло ничего не может. Вирус рака без носителя — ничто.

Зло убивает, подыскивая рациональные оправдания, но это ложный рационализм. Массовые репрессии или убийство мужа-тирана одинаково иррациональны. Какая-то цель у любого убийцы есть, и эту цель нужно пытаться описать, но это всегда ложная цель. Вот почему все объяснения причин опричнины, сталинских репрессий или убийства Ромеро, Попелушка, Меня кажутся недостаточными. Все три убийства были совершены из-за жуткой смеси злобы, гордыни, но и надежды с верой. Надежда на победу, вера в святость своего дела. Человеку трудно принять иррационализм, и не надо иррационализм принимать в себя (и так достаточно), но принять, что все причины зла — надуманные и глупые, это надо. Хороший детектив именно тем хорош, что способен увидеть, в чём заблуждался преступник, как именно заблуждался. Это не придаёт ясности, но это останавливает распространение зла, заражение злом.

Вот почему установление того факта, что отца Александра Меня (и многих других) убила тайная политическая полиция важен. Истина не для отмщения, не для роста понимания, не для упрощения картины мира (как безмерно упрощена эта картина у почитателей «ритуально убитых» святых). Истина важна для отречения от зла, и этого отречения пока ещё очень мало в мире, где даже в самых свободных странах есть онкология тайной политической полиции. Избавление от этой онкологии не означает, что все проблемы будут решены (только тайная политическая полиция может веровать в такое решение), но всё-таки в мире и без КГБ предостаточно будет зла, так что надо использовать по назначению политическую бритву Оккама и малость побриться, и бриться, и бриться.

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.