Яков Кротов. Богочеловеческая комедия.

Жизнь собственная. Дневниковые записи

15 июля 2019 года.

ВОРЧАЛКА № 6987024ГШ4Г5. Московское винтилово, «любая цена» Ефима Фиштейна...

И о грустном. Вроде ничего уже и не ждёшь, а когда не получаешь, всё равно расстраиваешься. Вчерашние протесты «оппозиции» — расстроили призывы: «Если мы сейчас, на этой неделе, не дадим отпор, то об нас будут вытирать ноги». Зачем «закладываться»? Ну не дадите вы отпор, ясно заранее, против лома нет приёма — во всяком случае, фальшивые выборы точно не приём против лома. И уже не раз не давали. И уже об нас (и вас) 102 года вытирают ноги. Что ж, вешаться, что ли? Понятно, что это фигура речи, но зачем же выбирать именно такую, после которой лишь вешаться? Ну, вытерли об меня ноги... Как у Марк Твена в «Янки при дворе» — экзаменатор спрашивает в Военной академии: «Что должен делать офицер, если под ним убьют лошадь?» Ответ: «Встать и почиститься».

И очень расстроился, прочитав Ефима Фиштейна против демократии. Кто бы другой — не расстраивался, а Фиштейн как-то в голове в секторе, где нормальные люди (я, правда, никогда его не читал ничего и не слушал), а тут — трампист, да какой! Демократия, оказывается, это охлократия, правление большинства (на самом деле — защита прав меньшинств), демократия это тоталитаризм: «В «нелиберальной демократии» верховная власть избирается по вполне демократическим правилам, но со временем избирателям отчуждается и решения принимаются вождем единолично». Даже неинтересно, что за опечатка «избирателям», это просто неверно — ну какие выборы в России были демократичными? С 1918 года — ни одна, даже и начала 90-х, всегда отсутствовала настоящая свобода прессы, собраний и пр.

Фиштейн причитает о закате Европы вполне как Мари Ле Пен или Путин: «Доминирующие недуги современности вроде политической корректности, мультикультурализма, абстрактного гуманизма, постправдивой информационной политики давно выгрызли нутро западной цивилизации».

Что-то совсем запредельное: «Процесс над Галилеем и Бруно был триумфом политкорректности над наукой». Только крутишь головой и думаешь — что это, Пух?!... То есть, как апологет христианства, я должен бы радоваться, что с Церкви вину сняли и переложили на политкорректность, но хотелось бы понять механизм переложки.

Ну и дальше в духе классического кремлевского: гуманизм — это любовь к дальнему и т.п. Противники Трампа — это тайные коммунисты, прокладывающие дорогу тоталитаризму... И гуманизм всегда с добавлением «абстрактный» — классический приём советской пропаганды. А что такое «конкретный гуманизм»? Кистенём по маковке?

В сухом остатке — призывы — нет, не к либеральной демократии, хотя, казалось бы, логично — если не нравится «нелиберальная демократия» — а к «консервативной демократии». Ну и ладушки, что не к либерализму — нынче модно считать отрицание всеобщего избирательного права либерализмом. Хотя — кажется, у Фиштейна некоторый порридж в идеях, п.ч. если демократические выборы ведут к тирании, то надо всё-таки того-с... ограничить-с...

Что такое консервативная демократия? «Понятия чести, милосердия, великодушия» — ну, в смысле, приезжих не пущать, понаехавших выгнать... «Благородное рыцарское отношение ко всем, кто слабей, личного человеческого достоинства» — ну да, вот тебе пуэрториканка без паспорта — благородно рыцарски её депортировать... «Любовь к родине и семье, но и готовность любой ценой постоять за них, противопоставить силе силу» — ага, одну эскадру туда, другую эскадру туда, войска в Афганистан, в Ирак, атомная бомбежка Ирана — сугубо превентивная... Ключевое слово — «любой». Не любо мне это «любой»!

И это киевский еврей... Вспомнился анекдот про русского туриста, который в 1975-м году приезжает в Лондон и вдруг на улице видит Исаака Абрамовича, давно эмигрировавшего, всего такого грустного-печального. Бросается к нему, здороваются, спрашивает: «А что вы такой грустный, Исакабрамыч, вроде хорошо устроились?» — «Какой же британский джентльмен не грустит после распада Империи!»

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - На главную (указатели).