Яков Кротов. Общение.

Расстройства общения. Страх как исток насилия

Страх одна из главных причин любого насилия.

Любой буллинг («быченье») — так сегодня называют школьные издевательства — как и любое насилие — есть результат паники, фобии, страха за то, что человек считает своим. Парню из подворотни кажется, что очкарик посягает на его мир. Надо очкарика побить.

Конечно, набычившемуся хулигану лишь кажется, что очкарика любят больше, и уж подавно зря ему кажется, что любви в мире не хватит и на очкарика, и на него. Он боится, что этого будут любить больше, а его — меньше. Это психология перераспределения — мне может быть хорошо только, если другому будет плохо.

Ровно то же самое происходит в милитаризме. Миллионам людей начинает казаться, что им тесно и душно на планете. Нужно жизненное пространство, да и евреев с либералами, гомосексуалами, Свидетелями Иеговы и скоммунистами извести.

Религиозной реакции кажется, что сейчас неверующие и инаковерующие уничтожат истинную религию, после чего, безусловно, мир погибнет. Как без истины не погибнуть!

Цензуре кажется, что свобода слова подорвёт культуру и порядок.

Национализм есть любовь, которая боится. Боится на пустом месте, боится призраков. Иногда два национализма сталкиваются — тогда им хорошо, страхи оказываются обоснованными, можно перестать жить и начать беспокоиться капитально, до костей мозга. Но истинная любовь ничего не боится, не ищет своего, любит и врага... Что происходит, если на такую любовь нападают? Читайте Евангелие, если, конечно, у вас крепкие нервы... Шутка, шутка. Важно не то, что с нами происходит, а то, что от нас исходит.

*  *  *

Страх обычно иррационален и страх обычно есть страх перед иррациональным. Поэтому страх пытается всё рационализировать, всему подыскивать объяснения.

Признать, что бывает просто психопатия, бывает беспричинная агрессия, — не так уж легко. В мире существуют явления, не имеющие причин и потому недоступные рациональному объяснению, иррациональные в точнейшем смысле слова. Они существуют и на самом низшем уровнем — если я правильно понимаю принцип неопределённости и квантовую физику.

Беспричинных явлений очень мало в огромном диапазоне от атомных структур до геологии и зоологии, но затем опять идёт их нарастание. Чем выше стоит живое существо на эволюционной лестнице, тем более он открыто беспричинным поступкам. Не поступкам, причины которых сложно выяснить, а именно беспричинным в принципе. Видимо, это необходимо именно для свободы как важной характеристики развития, а возможно, является ещё и результатом свободы.

Кстати, плохой учёный беспричинность отрицает. Учёный — воинствующий атеист прямо заявляет, что причинность есть всегда и во всём, только (если он не идиот) ссылается всё на тот же принцип неопределённости в оправдание непознаваемости причин в полном объёме. Тем не менее, случайность — а беспричинность облекается в форму именно случайности — существует и играет важную роль в мире.

Стремление сразу объяснить любую трагедию есть проявление страха иррационального. На самом деле, даже те трагедии, которые заявляют о себе как о рациональном поступке, тоже иррационаальны. Террорист заявляет, что действует ради достижения такой-то цели, но он обманывает себя. Для достижения цели – любой – нужно действовать как угодно, но не террором. Не смертной казнью, не войной, не насилием.

Кстати, антисемитизм — тоже проявление страха перед случайным, беспричинным, иррациональным, нерегулируемым злом. Еврей — причина зла. Между прочим, страх иррационального может принимать даже форму боязни коммунистов, боязни КГБ и так далее. Поэтому саморефлексия и самодисциплина — интеллектуальная самодисциплина, включающая в себя дискуссию с другими — важны для самосохранения человечности.

 

См.: Насилие. - Страх. - История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - На главную (указатели).