Яков Кротов. Тоталитаризм как анти-коммуникация.

Почему несправедливы обвинения «тоталитарных» Свидетелей Иеговы в разрушении семей

Свидетели Иеговы — «деструктивная с..кта». Что они разрушили? Семью! Была крепкая православная семья, а они взяли — и увели человека (жену, мать, сына) из семьи в свою с...кту!

Обвинение врага в разрушении семей — одно из базовых для тоталитарного сознания. Да-да, тоталитаризм обвиняет других в разрушении семей, а сам-то как раз их и разрушает. Гитлер почему уничтожал евреев? Потому что еврейская «зараза» отравляет и разрушает германские семьи! Еврейки и еврейки вступают в браки с немцами и немками — и начинается разложение традиционных германских ценностей. Что уж говорить о Ленине и его преемниках, тщательно выкорчёвывающих «жён и детей изменников родины» и поощряющих павликов морозовых.

Вариантом этого мифа о сатане, который разрушает семьи, является миф о том, что «тоталитарные с...кты» разрушают государство. Свидетели Иеговы — особенно, поскольку в армии не желают служить. Государство здесь — пан-семья, главная Семья. Все семьи должны быть слепком с Государства.

Вот почему спасение начинается с призыва Иисуса отречься от отца и матери, оставить семью и идти за Ним — на Голгофу.

Конечно, смешно, когда религия, где монашество получило невероятное развитие и ещё больший престиж, да и власть (ведь епископат у православных и католиков весь — из монахов), когда эта религия что-то говорит про разрушение семьи.

Более того, именно у Свидетелей Иеговы семья — настоящая «ячейка общества», настоящая «малая Церковь». В этом смысле они ничем не отличаются от фундаменталистов из православия, католичества, протестантизма, где тоже идеал — крепкая советская семья, патриархальная, с чётким распределением гендерных ролей, деторождением как высшим смыслом семьи, идеологией абсолютного послушания и т.п.

Именно этот фундаменталистский идеал семьи есть утопия похлеще марксовой, есть разрушение настоящей семьи — семьи как живого организма, основанного не на послушании, а на любви, не на деторождении, а на личности, не на гендерном размежевании, а на персонализме, для которого нет мужского и женского, мужа и жены. Семья есть форма коммуникации, а не форма власти. Тоталитаризм уничтожает коммуникацию и заменяет её отношения власти даже в семье.

Современная Россия есть тоталитарное общество — по 100-балльной шкале примерно 65 — потому что в ней семья абсолютно подчинена государственной власти, абсолютно вторична и беззащитна перед любым чиновником, начиная от паспортистки, начальника жэка, уборщицы в яслях и т.п. Семья — «приводной ремень» власти, не более того. Правда, Свидетели Иеговы могут пойти на радикальное «отлучение» непослушного ребёнка от семьи, бойкотировать его. В российском тоталитаризме не так — хотя реальных случаев бойкота очень много, но они неосознанны, они маркируются как «давно не разговариваем», «о чём говорить с этим идиотом». Но Свидетели Иеговы уже потому не тоталитарны, что решение о бойкоте и разрыве принимают самостоятельно, а не указаниям государственной власти. Свобода не во всеядности, свобода в самостоятельном определении того, с кем ты общаешься, а с кем нет. И этой свободы у Свидетелей Иеговы больше, чем у любого «эмпешника», который сознательно возвёл «послушание» в категорический императив.

См.: Сектофобия. - Семья. - История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - На главную (указатели).