Яков Кротов. Свобода России

Нету быдла!

Только российский расизм — настоящая российская водка, дурманящая и лишающая человеческого облика.

Российский расизм как презрение к народу (народам) России — явление не исключительное. Взгляд элиты на своих же соотечественников как на быдло, явление достаточно традиционное, хотя не повсеместное. В Польше XVII века, например, шляхта даже верила, что происходит от сарматов, что она по крови — и, соответственно, по способностям и чести выше «хлопов», «быдла». В России тоже дворяне с удовольствием возводили себя к итальянской, польской, монгольской и прочей знати. Это расизм социальных верхов, которые смотрят на подданных как на кусок мяса, который иногда нужно «подморозить» (выражение Победоносцева), а иногда, наоборот, поджарить, да с кровью, непгеменно с кговью.

Отрадной отдушиной было демократическое движение, зародившееся в 1960-е годы и исповедовавшее (да и исповедующее) уважительное отношение к «людям», поскольку это движение себя от «людей» и не отделяло нимало.

Безотрадно было то, что социальный расизм никуда не девался. Ленин и его преемники были именно социальными расистами, черносотенцы презирали народ, от имени которого вещали (в отличие от народников). В 1970-е годы и позднее два социальных расизма слились воедино. Именно те, кто кричал о «русофобии», страдали и страдают раздвоением сознания, идейной шизофренией, потому что они презирают реальных обитателей России, а любят онанистические о нём фантазии.

Заметим, что речь идёт не о национальном предубеждении, не о «русофобии», а о предубеждении социальном. Ведь черносотенцы, презирающие жителей России, сами этнически вполне русские.

В 1990-е годы психология социального расизма расширилась и успешно отравила даже демократическое движение. Оппозиция, которая в центр поставила не свободу, а борьбу с коррупцией, сделала это не потому, что не ценила свободу, а потому что была уверена, что народ свободу не любит. Так думали люди, которые «вышли из народа» — из народа военных городков, душных подвалов и вонючих пивных. Они презирали собственные семьи, радовались, что вырвались. Однако, вырваться — неплохо, а презирать — никуда не годится. Вместо уважительного, на равных разговора появилась психология манипуляции, проекта. «Быдло» де неспособно верить в идеалы, бессовестно, эгоистично, думает лишь о жрачке.

Довольно пессимистическая позиция, зревшая уже в оттепель и выразившаяся в «Гадких лебедях» Стругацких с идеей ставки на сотрудничество интеллигентов-мокрецов со спецслужбами, ставки на изъятие детей у «плохих» родителей и воспитание их в специнтернатах в духе свободы.

В политике эти идеи реализовывали самые разные аппаратчики, которые даже и народом не очень-то манипулировали, а пытались манипулировать властью. Они не были первыми, таких манипулянтов высмеивал ещё Салтыков-Щедрин: пытаются водить начальство за нос, а потом обнаруживают, что начальственные носы вовсе для этого не приспособлены.

Такие «расисты» заявляли, что главная опасность — «красно-коричневые», пенсионеры-коммунисты, серая масса. Чтобы не дать им прорваться к власти, можно и из танков по парламенту пострелять, и президенту, совершенно обкомовским  по духу и делам, служить по-собачьи, и с чекистами дружить. Чтобы победить комаров, пошли на службу к волкам.

Разумеется, презрение к «людям-ударение-на-второй слог» подразумевало отказ от стратегии демократического, правозащитного движения, обращающегося к людям как к носителям идеалов или как к тем, кто способен воспринять идеалы. Да здравствует стратегия «проекта»! Давайте подстроимся под быдло, подделаемся под него! Давайте взбунтуем его, играя на его алчности и тупости!

Замутим немножко с нациками — ведь быдло ксенофобно, вот пусть взбунтуется против диктатора за то, что он недостаточно ксенофобен. Ещё лучше давайте про честность и коррупцию — быдло никаких идеалов, кроме своей кормушки, не имеет и обидится на тех, кто ему, быдлу, недокладывает положенного, крадёт голоса, утёнков, дачи, подымает цены на бензин и т.п. И тогда через неделю сто миллионов выйдет на улицы, топнут, и диктатор с его присными исчезнут!

Единственный вопрос при такой стратегии: диктатора в тюрьму или разрешить ему удрать в Лондон с миллиардами? Давайте обсудим! И ведь обсуждают всерьёз, тратят время...

Люди не отреагировали, не вышли, не топнули. На первую обложку «Таймса» прорвались, а дальше — стоп, машина. И посыпались белоленточники в эмиграцию.

Мораль проста: не надо считать других глупее, злобнее и вообще ниже себя. Другой вопрос, что, возможно, многие белоленточники действительно убеждены, будто демократия, слова, пропаганда, — вздор. Может, они всерьёз считают коррупцию или танцы чеченцев в Москве главным источником несвободы. Однако, как-то не хочется так плохо думать о взрослых людях.

Что до «быдла», то, во-первых, оно на три четверти связано с ВПК. Ну не библиотекари в основном живут в России, отнюдь не библиотекари, а те, кто делает бомбы, бросает бомбы и обслуживает делающих и бросающих! ВПК — это не просто источник коррупции, это коррупция изначально, разложение нравственное и интеллектуальное.

Во-вторых и главных, совесть есть и у силовиков, и у библиотекарей, и у всех-всех-всех. Совесть и разум. Разум подсказывает совести, что присоединяться к протестному движению, которое демагогично, неспособно выдвинуть нормальную политическую программу, лукавит, непрозрачно и т.п. — глупо. К тому же, опасно. Хорошо краснодарскому бизнесмену, который поиграл в пикеты, целый год бесплатно трудился на Навального и благополучно убежал в Швецию. У него есть деньги на билет в Швецию, навыки и знания, нужные для прошения о политическом убежище. Библиотекарю в Урюпинске бежать просто не на что, и без зарплаты он и месяца не протянет. У него денег на кефир не хватает, он до Москвы не доедет, не то что до Стокгольма. Если что — он исчезнет в небытии, и никакие ОБСЕ об этом исчезновении ничего не узнает. И исчезают!

Не надо свысока глядеть на «быдло». Нету его — быдла. Есть очень разные люди. В достаточно безвыходной ситуации. Как сирийцы в Сирии, обложенные со всех сторон Израилем, Ираном, Америкой, Россией и собственным диктатором. Безвыходность случается, и это надо признать и искать выход, а не кричать про вырождение. Именно потому, что у русских «рабства в крови», они не «быдло», не «агрессивное большинство» и т.п. — именно поэтому каждый отдельный житель России, как и житель любого другого клочка земного шара, свободен быть грешником или святым, холопом или свободным, совком или русским.

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - На главную (указатели).