Налог и декалог: почему либерализм и налоги не связаны друг с другом

Леонид Гозман, манифест либерала 2018 года:

«Равное право недавних приезжих и коренных горожан определять, как будет развиваться город, каким будет его архитектурный облик, — нет».

Нужно ли говорить, что Гозман приехал в Москву? Что у него 4 квартиры в Москве и Петербурге? Что мусульманам, индуистам и даже православным, но «неправильным», в Москве не дают строить храмы под предлогом защиты облика города, и так было и при Гайдаре с Гозманом и Чубайсом, и при Путине с Чубайсом и Гозманом? И что Москва при этом уже при Ельцине была уничтожена как архитектурно значимый город?

Сергей Шаров-Делоне с отстранением «приезжих» от городской жизни спорит, однако, зачем-то делает классический исламофобский выпад: мол, мы не позволит жить по варварским законам, предписывающим побивать неверных жён камнями. Суть либерализма формулирует просто — меньше налогов:

«По большей части налоги — это признание нашего поражения: значит, мы сами не справились, не сумели решить свои проблемы без «призвания государственных варягов». Или нашей лени, или трусости, или безответственности — так всё равно поражение».

В качестве иллюстрации похвала Трампу, который снизил налоги и потому «больший либерал, чем те, кто его критикует».

Налоги — не признание поражения. «Поражение» — слово вообще из военного лексикона. Видимо, «по большей части» вставлено, чтобы оправдать существование армии. Для создания атомной бомбы, для всеобщего истребления можно платить налоги, для всеобщей медицины — нельзя.

Исторически налоги и либерализм не связаны. Подоходный налог в Англии введён в 1842 году, в России в 1916 году, в США в 1913 году. Либерализм существовал во всех этих странах намного дольше. Подоходный налог — черта очень сложного общества, где не земля, не дом являются главной ценностью и доказательством успеха.

Помещик, который платит налог с земли, остаётся помещиком, врагом свободы и бизнеса. Он феодал. Владелец крепостных, который платит налог за «души», не либерал и свободу он не любит. Он — мягкий рабовладелец.

Получается парадокс: для «либерала» в России Рузвельт — не либерал (Шаров-Делоне), а почти что Сталин, а князь Василий Голицын при царице Софье — предтеча либерализма (образ Гозмана).

Люди не идиоты, они прекрасно почувствовали, что самым удобным для «реформаторов» было бы превращения их, людей, в крепостных людишек, которые бы не мешали строительству «либерализма», не лезли бы с избирательными бюллетенями. А если что — пороть на конюшню.

Перестройка и реформы ознаменовались одним: повышением налогов. Для абсолютного большинства «советских людей» подоходный налог составлял 10% — поднялся до 13%.

Низкий налог — либерально? По указу 1943 года налог со 150 рублей составлял 2 рубля 25 копеек. 10% появлялись только при зарплате от 500 до 700 рублей, но человек, получавший 700 рублей (очень много) платил 26 рублей от 500 — 5,1% — и ещё 20 рублей. Всего 46 рублей.

При этом для рабочих и служащих налог исчислялся от месячного заработка, а для литераторов, работников искусств, частных врачей и т.п. — с годового. Это пережиток дореволюционной традиции. Для литераторов с годового дохода в 1800 рублей (то есть, те же 150 рублей в месяц) налог составлял 1,5% — то есть, был равен налогу с рабочих и служащих.

При Брежневе при зарплате от 92 до 100 руб. — 7,12 руб. +12% с суммы, превышающей установленную. Выше 101 руб. — 8,20 руб. +13%. То есть, средний советский служащий с зарплатой в 120 рублей — каким был и я — платил чуть менее 10%.

Впрочем, один важный нюанс. Налоги советские люди вообще-то не «платили». Им выдавали на руки деньги, из которых уже были вычтены «налоги». Так оно и продолжается по сей день. И это — концлагерь и фантики, а не деньги и налоги. Либерализм или консерватизм тут ни при чём.

Большим либералом является и Путин — он начал правление с резкого понижения налогов. Нет, 13% для большинства населения — нищего, не дотягивающего даже до советского уровня — остались прежние. Но теперь 13% стали брать и с богачей. Вот радость-то!

Что до утверждений о том, что либерализм это ответственность, опирающаяся на иудео-христианскую традицию, на заповеди и т.п. Во-первых, среди заповедей есть и та самая про побиение неверных жён камнями, которая так возмущает исламофобов. Но главное: нет заповеди «уменьшай налоги». Есть заповедь «не убий». Если налог берётся на убийство — на убийство под названием смертной казни, на убийство под названием «война», то этот налог против заповеди. Впрочем, в древности, да и в Средние века за смертную казнь часто платили осуждённые, как и за своё содержание в тёмной вонючей дыре.

Как ни определять либерализм, ясно одно: либерализм — свойство порядочного человека, как и консерватизм. «Порядочность» означает как минимум — не лжёт. Что совпадает отчасти с заповедью «не лжесвидетельствуй». Правда, заповедь буквально предписывает не лгать о другом, а о своих доходах, к примеру, лгать не запрещено. Как и с «не убий» заповедь будит совесть мягко и деликатно, потому что резкий переход к норме может отпугнуть.

Так вот: по своей лживости Гайдар, Чубайс и прочие присвоители звания «либерал» не отличались и не отличаются от гебешников и коммунистов. Возможно, ложь Гайдара и ему подобных более изощрённая, но это — ложь, переходящая в лживость. Ложь во имя благородной цели, но — ложь. Памятником этой лжи навсегда останется резолюция Гайдара по делу Путина. Впрочем, лживость Ленина, Сталина и Путина — тоже во имя благородных целей. Как и лживость Трампа. Вина Гайдара невелика — он был марионеткой Ельцина, клоуном для отвода глаз, и не резолюция Гайдара решала судьбы Путина или Собчака. Вина невелика, но всё-таки больше заслуг, потому что заслуг вообще никаких — ну какие заслуги у обслуги, не говоря уже об обслуге обслуги, каковой и являются всевозможные «советники», «политтехнологи», «публицисты».

На этом все разговоры о либеральности должны заканчиваться. Лживый человек, какие бы налоги он ни платил, — не либерал и не антилиберал, а просто лживый человек.

Когда эти псевдо-либералы рассуждают о том, что кто не платит налогов, не должен голосовать, полезно вспомнить, что никто из команды Гайдара никогда не приходил к власти через выборы. Все они — обычные аппаратчики, допущенные к обслуживанию высшей номенклатуры исключительно по прихоти номенклатурщиков. Люди, которые в жизни не заработали рубля как частные предприниматели — если кто-то из них и стал предпринимателем, то после, конвертировав номенклатурные связи в бизнес-достижения. В этом смысле Чубайс, Гозман и многие другие легионеры реформ не платят налоги, они всего лишь возвращают в казну часть украденного из казны, оформленного в виде выплат, премий, зарплат, гонораров и т.п.

Это маленькая проблема, большая проблема в том, что среди «частных предпринимателей», появление которых они прикрывали своими «реформами» большинство — тоже чиновники, конкурирующие не в бизнесе, а в распределении и освоении государственных средств. Разговоры же о либерализме — для самоуспокоения и самоуважения. Казнокрад тоже человек и нуждается в самоуважении.

См.: Дымовая завеса номенклатуры. - Либерализм. - Деньги. - История. - Жизнь. - Свобода. - Указатели.