Яков Кротов. Патриотизм.

Любовь к отечеству как помесь зоофилии с некрофилией

XIX век — век становления личности, а личность есть носитель любви. Любовь — матрица всех видов коммуникации, хотя сама любовь не есть коммуникации, а есть нечто более глубинное, онтологическое. До информационной революции, до становления коммуникационного мира, любовь есть, конечно, но не реализует вполне свой потенциал. Новое время — время пробуждения личности. «Промышленная революция», «научная революция» — это подвиды «коммуникационной революции».

Вот значение Наполеона как идеи героя. Чем Наполеон отличен от безликой толпы императоров и полководцев, ему противостоящих? Он — личность. Он говорит, он любит. Его монологи, правда, глупы, агрессивны, это позёрство, это трампизм, но это живая, личная глупость, которая обращена не в пустоту, а к другим людям. Адресная демагогия, тогда как демагогия архаического общества обращена к никому.

На Наполеоне формируется умение слушать и говорить, коммуницировать с миром и людьми. Им восторгаются, как сегодня восторгаются Илоном Маском и Стивом Джобсом. Учёные, хоть Эйнштейн, хоть Чомски, не годятся для восторгов, учёный, при всех своих достоинствах, не участвует в коммуникации, ему некогда, и даже Хоскинг тут не изменит дела в принципе, и не должен менять.

Правда, Наполеон — предмет восхищения для «особо продвинутых», в массовой же культуре XIX века любят коллективную личность — «родину», «отечество». Ни в Библии, ни в Ведах, ни средневековых летописях не найти любви к отечеству, а тут вдруг зафонтанировала. Но «отечество» тут — как мраморная статуя, в которую влюбляется подросток, стесняющийся ещё заговорить с девочкой.

Чудесно выразился Пётр Плавильщиков в журнале «Зритель» 1792 года (цитату запустил в оборот Ключевский): ««Вы душевно привязаны к своему отечеству, и я тоже. Как же одна причина могла произвести разные действия? А вот почему! Вы любите его как любовницу, а я как друга».

Плавильщиков обличал «западников». Однако, фраза его вышла очень двусмысленная, потому что «любовь к другу», во-первых, вовсе не единственная разновидность любви, во-вторых, «любовь к другу» нетрадиционно пахнет, в-третьих и главных, тоже мне, друг нашёлся! С тайной политической полицией, с крепостным правом, тюрьма народов... Любить такое отечество — помесь некрофилии с зоофилией. А туда же, бранить «всечеловеков», которые якобы не умеют ближних любить.

 

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - На главную (указатели).