Яков КротовСвобода слова.

Сопротивление злу ненасилием: состязание общественных мнений

Слово «либерал» сильно испоганено фальшивыми либералами. (Такова судьба всех хороших слов, включая «коммунизм», «анархизм» и «христианство»). У кого милитаризм — это «либеральный империализм», у кого ликвидация бесплатной медицины это «либерализация экономики», у кого мещанство, испуганное затаившееся у параши, это либеральное отрицание государства. Тем не менее, когда нападают на нормальный либерализм, я — либерал. В продолжение истории с г-ном Сендменом, который поехал в Вашингтон с друзьями-католиками определённого рода участвовать — нет, не в конференции против педофилии в Католической Церкви, а в марше за полный запрет абортов — а прославился тем, что не уступил дорогу пожилому мужчине в Вашингтоне. А что, чем пожилой мужчина лучше 15-летней девочки, которая пусть рожает от насильника. Изнасиловать — ну, с кем не бывает, но не жениться же, не платить же алименты, а аборт ни-ни, она выйдет убийца, а это хуже изнасилования!

Многие защитники Сендмена сочли его историю хорошим примером либерального террора. Мы, борцы с сексизмом, эйджизмом, расизмом и прочими нехорошими излишествами, выдумываем ярлыки, затыкаем людям рот, и несчастных увольняют с работы, исключают из школ, публично срамят.

А кто мешает «правым» точно так же сплотиться и создать общественное мнение, при котором будет неприлично держать на работе антисемита, расиста, да просто хама? Никто не мешает, кроме нас, либералов. И ведь сплачивались! И увольняли либералов, и в тюрьму сажали, и на кострах даже сжигали! Я историк, у меня все ходы записаны. В течение тысячелетий именно сторонники запрещать, сажать, не давать избирательных прав, да просто не допускать женщин к образованию правили миром. Во многих странах — даже в большинстве стран — и сейчас правят. Эти не ограничиваются публикациями и выступлениями, эти используют силу государства, полиции, тюремщиков. При этом скромно называют себя «либертарианами», а то и анархистами — мол, проходите, не лезьте в частную жизнь, не используйте государство для контроля над личной жизнью.

Разве выступления в прессе — использование государства? Нет. В США, конечно, где, к счастью, свобода слова есть — включая свободу лгать и клеветать. В этом отношении «либералы» ведут себя как последовательные «либертариане», даже анархисты — безо всякого оружия (которое тоже ведь насилие), только словами, высказывают своё мнение. Никто не призывал наказывать г-на Сендмена, но его защитники почему-то сделали вывод, что призывают к наказанию. Потому что они бы — будь их власть — наказывали бы своих противников, и в прошлом именно наказывали, и куда крепче увольнений и исключений. Говорящие о «либеральном терроре» просто мечтают вернуться во времена той великой Америки, когда женщину могли повесить за то, что она посмела вести кружок по изучению Библии, а уж изнасилованная почтенным церковным старостой девочка не то что об аборте не заикалась, а, всхлипывая, прыгала со стола, чтобы вернуть себе власть над своим телом, пусть даже ценой возможной смерти.

«Либералы затыкают рот противникам», — кричат громко, вслух, рот вовсе не заткнут. Жалуются, что «правых» не приглашают в «либеральные» университеты. Но у «правых» есть свои университеты, свои газеты и журналы, и уж туда «левых» точно не приглашают, а вот у «левых» противникам слово предоставляют достаточно регулярно. Нет симметрии между «правым» и «левым».

Слово — оружие слабых, слово — оружие сильных, слово — оружие свободных. Никакого другого оружия не должно быть в мире. Каждый свободен сказать о другом, а дальше начинается повседневная демократия, повседневное голосование, и если кто-то оказывается в меньшинстве, то это не причина требовать заткнуть всем рот, это причина активнее говорить самому. Проигрыш на этих повседневных выборах — не конец света, а начало новых усилий, тем более, что в состязании слов победитель отнюдь не получает всё, и этим-то и хорошо слово.

 

См.: Правые и левые. - Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).