Яков КротовБогочеловеческая комедия.

В защиту капитализма

Дэвид Гребер создал продуктивную модель экономических отношений, предложив три параметра (феодализм, капитализм, коммунизм — иерархия, обмен, свобода). Однако, он же создал теорию, согласно которой государство, рынок и деньги — порождение зла. Хищные милитаристы изобрели рынок, нарушив первозданную идиллию Золотого века. Соблазнили крестьян деньгами — и в итоге закабалили человечество, бросили в долговую яму кредитов и долгов. А Библия предписывает прощать долги!

Библия, действительно, предписывает прощать долги. Правда, только еврейские и только раз в 7 лет.

Что ещё раз напоминает: Библия не о людях, а о Боге. В Библии вообще мало про деньги, потому что Бог предпочёл иметь дело с периферией цивилизации, не с финикийцами — этих американцев Бронзового века — а с непонятно кем. У евреев и деньги появляются очень поздно, много позже, чем у египтян. О чём речь, если даже за рождение Мессии в Храм отдали не деньги, а двух голубей. Ни один кролик, правда, не пострадал, Создатель особенно позаботился о зайчиках-кроликах, объявив их нечистыми, а потому непригодными для жертв. Умный ход!

Что до идеи, что деньги — зло, то идея эта древняя, она возникла, очевидно, одновременно с деньгами, и идея эта вздорная. Появление денег и рынка быстро стало средством и угнетения, и господства, и войны, но это лишь потому, что война и господство паразитируют на всём. Милитаристы утверждают, и колесо, и самолёты, и математика, — всё изобретено благодаря военным. Без Освенцима и Менгеле пенициллина бы не изобрели! Только это всё вранье. Не было бы войны — и колесо изобрели бы раньше, и самолёты были бы уже в античность, и Христа бы не распяли, а на электрическом стуле убили, с прямой трансляцией по социальным сетям.

Гребер недаром был одним из лидеров странного движения «Оккупай Уолл-стрит». Это луддитское по сути движение, которое видит будущее в прошлом. «Цивилизация, роди меня обратно». Любопытно, что это и взгляды очень популярного у тех, кто покупает книги в недешёвых аэропортных магазинах, Юваля Харари, историка военного искусства, прославившегося, однако, книгами, в которых он объясняет, что цивилизация зло, будущее за превращением людей в цифровые облака, а индеец в лесах Амазонки живёт безмерно счастливее любого нью-йоркца. Сам, однако, в леса Амазонки отнюдь не переселяется.

Такие вспышки руссоизма неизбежно сопутствуют прогрессу, страшного в них ничего нет, просто надо сознавать, что это неправда и бессмыслица. Не надо играть на понижение, спасаться через удушение. Бегство, эскапизм — не освобождение. Этатизм, милитаризм, элитаризм — серьёзные угрозы для цивилизации, но уничтожать цивилизацию, чтобы избавиться от этих угроз, означает быть на стороне как раз угроз, а не цивилизации. Библия предписывает прощать долги, но не уничтожать деньги.

Деньги чрезвычайно интересное изобретение, среднее между музыкой и письменностью. Деньги — овеществлённая математика. Способность денег приносить доход — точнее, поощрять появление дохода — это сугубо положительная способность. Рассуждения экономистов о деньгах очень интересны, как и рассуждения литературоведов о литературе, только вот ни один экономист ещё не стал богачом-капиталистом, как ни один литературовед не стал великим писателем.

Идея Гребера, что существует «баллшит-работа», никому ненужные рабочие места, очень популярна. Логика ясна: если прогресс есть, то почему сегодня приходится работать не меньше, а даже больше, чем сто лет назад?

Но ведь утверждать, что прогресс ведёт к сокращению рабочего дня, всё равно, что утверждать, что развитие литературы идёт от «Илиады» к афоризму. Всё сложнее. Единственная работа, которая точно никому не нужна, это работа экономистов-теоретиков. Шутка. Налицо невроз: одновременно боятся и того, что работы не будет, и того, что работа есть. Желание иметь лишь некую «правильную», «необходимую» работу — вполне понятно, но любые попытки реализовать это желание «сверху» есть прямая дорога в 1984 год.

См.: Деньги. - История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.