Яков Кротов. Богочеловеческая историяПротестное движение.

В защиту «либеральной тусовки» 

В России от Брежнева до Ельцина обличали «демшизу», в России от Путина до Путина обличают «либеральную тусовку». Обличители часто люди, которые вроде бы сами за свободу — Аркадий Бабченко или, напротив, Рустем Адагамов.

Либеральная тусовка не обижается. Тут одно из многих различий либеральности от демократичности. Ярче всего это различие видно на ценах. Либеральные цены — это цены на коньяк французский, демократичные цены — цены на коньяк молдавский. Разница десятикратная. Либерал не обижается на критику как слон не обижается на моську, демократ не обижается на критику... Впрочем, демократы очень даже обижаются на критику, и правильно делают!

Это в Америке символ либералов (они же республиканцы, они же консерваторы) — слон, а символ демократов — осёл, а у нас символом демократов должна быть моська. Оно и надёжнее, не случайно американские демократы это всего подкрашенный вариант слона. Там, где республиканец просто давит тебя, демократ давит тебя с извинениями.

Перед угрозой рабства нет слонов, все — моськи! Ориентация на слабейших — на тех слабейших, которым либералы любезно предлагают подождать в приёмной, подать заявку на грант, потерпеть, пока найдутся деньги на лечение больного ребёнка.

Впрочем, в России демдвижение, и без того крошечное в 1970-е годы, стало ещё меньше. Всё логично: в ультра-милитаризированной стране какие могут быть демократы? В казарме, тем более, в офицерской палатке, демократии не бывает, а вот либерализм случается. В либеральной империи оппозиция прежде всего либеральна, вальяжна и зеваяй. Ну, конечно, когда речь идёт об ухватить очередной кусок денег из казны, тогда российский либерализм не зеваяй — этим он тоже отличается как от демократии, так и от западного, настоящего либерализма. В общем, как сказал Салтыков-Щедрин в бессмертном очерке о российском придворном либерале — «применительно к подлости».

От Салтыкова-Щедрина, однако, не нужно защищать «либеральную тусовку», которая воскресла при Брежневе и вознеслась при Ельцине. Салтыков-Щедрин справедливо всё сказал про казённых «господ ташкентцев», обернувшихся «командой реформ».

Когда же Рустем Адагамов бранит «либеральную тусовку», то какая уж там справедливость, просто брань — вполне идентичная по гаденькой тональности брани, которую лили при Ельцине на «демшизу». Мол, «либеральная тусовка» защищает Олега Сенцова и не обращает внимание на сочинского журналиста, который тоже в тюрьме и тоже объявил голодовку:

«Сочинского блогера Сашу Валова упрятали за решётку по ложному доносу, потому что его расследования о коррупции, воровстве и разгильдяйстве надоели местным властям».

Хороший пример нравственной глухоты, не видящей разницу между трагедией и драмой. Когда Россия гнобит гражданина Украины — это трагедия, когда Россия гнобит гражданина России — всего лишь драма. Борьба с нечестными чиновниками и борьба с агрессором — немножечко разные виды борьбы, и реакция поневоле должна быть разная. С коррупцией и Гитлер боролся, и...

Не говоря уже о том, что сочинский журналист голодает ради своего освобождения, а Олег Сенцов требует освобождения не себя, а других.

Одна черта объединяет Собчак и Агадамова, Бабченко и Навального, Невзорова и Понасенкова: погуще бранить Путина, возмущаться обнищанием народных масс, коррупцией, жирными попами, распутными чиновниками, можно даже и против Крымнаша выступить — широкая аудитория уже обеспечена — и, под сурдинку, тут пнуть «либеральную тусовку», там пнуть «демшизу»... И заказчик доволен! Заказчик такой рецепт и присоветовал. Ты брани меня, ты меня прямо так жутко, страшно брани, лаяй, не бойся... Тебя мы сажать за брань не будем, если надо, поможем политубежище получить, и обличай, обличай... Главное, не забудь пичку про «либеральную тусовку»... А мы тебе операцию прикрытия устроим — будешь у нас жертвой режима, но ты не бойся, вон, смотри Рязанова «О бедном гусаре замолвите слово»...

 

См.: Либерализм. - История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - На главную (указатели).