Яков Кротов. Богочеловеческая история

Свобода или освобождение?

Отец Александр Мень сказал как-то о себе и своих прихожанах, что «мы свободны». Это очень бранил (в печати) историк Сергей Лёзов, с таких марксистских позиций: мол, создали себе иллюзорный мирок с видимостью свободы, а реально как раз конформисты.

Надо различать свободу и освобождение. Как веру и религию, любовь и брак. Политзаключённый — свободный человек в заключении. Путин — несвободный человек во власти. Власть вообще страшный враг свободы внутри властвующего. В том числе, родительская, учительская власть.

Порабощение, властолюбие используют различие свободы и освобождения в своих мерзких целях. Они не только порабощают, они пытаются уничтожать свободу — и делают это. Свободу внутри человека можно уничтожить, уничтожимость свободы это условие свободы. Если бы свобода была неуничтожима, она была бы рабством. Но свобода очень даже хрупкое явление, она уничтожается завистью, воровством, враньём, страхом, ленью, идолопоклонством. Да-да, декалог именно о свободе (заповедь о субботе это ведь против лени, о почитании родителей это ведь против страха). Нет ничего опаснее освобождённого человека с рабством внутри.

 

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - Указатели.