Яков Кротов. Богочеловеческая история

Власть, университеты, разврат

Власть развращает разными способами, в том числе, тем, что ставит лояльность выше истинности. В современном мире часто усматривают экономический кризис в том, что люди, получившие высшее образование, не могут «отбить» своих усилий, не получают подобающую работу. Не просто потому, что «не хотят» (это отдельный феномен), а хотят, но не могут. Людей этих, конечно, жалко, но сама презумпция того, что высшее образование должно быть основой материального, карьерного успеха — очень странная, хотя исторически понятная.

Начиная с появление высшего образования в XI веке, в его идее было заложено противоречие. С одной стороны, университет должен учить тому, как искать истину, с другой стороны, университет подготавливает юристов для государства и бизнеса. Это не абсолютно разные, но достаточно разнонаправленные цели. В этом смысле, вряд ли разумно жаловаться на «предательство клерков» (1927 год, Жюльен Бенда), на то, что интеллектуалы — не интеллигенты. Либо/либо.

Высшее — университетское — образование подразумевает власть учительства. Власть отбирать, кто будет учить. Университетская автономия лишь в том, что не диктуется, чему будут учить — автономия учёного. Чуть более эта автономия держится на лавировании между разными властями, начиная с проплывания между королевской властью и властью папской.

Основная проблема шире: как гарантировать свободу мысли в принципе? Ответ простой: а никак! Гарантий таких быть не может. Поэтому претензия, что за мысль не платят, есть претензия не слишком рациональная. «Гомера печатали». Сократ «отбил» свои затраты на мышление?

Свобода несовместима с иерархией, с институциональностью. В Церкви это значения не имеет, поскольку Церковь не место свободы, а место молитвы. Насколько Церковь есть место пропитания, настолько и в ней плохо со свободой. Однако, и научная среда есть место пропитания. Это проблема прежде всего гуманитарных наук. Здесь «результат» не так очевиден, как в естественнонаучной сфере. В результате огромное количество книг и их авторов в гуманитарной сфере — фальшивки, обманки, написаны не в поиске истины, а в поиске истины и в поиске места. А иногда только в поиске места. Именно это имел в виду Эразм Роттердамский и многие другие апологеты Глупости.

Процент настоящих учёных в гуманитарной сфере намного ниже, псевдо-учёные образуют целые колонии интеллектуальной плесени. Появление в этих колониях людей, подобных Расселу, Чомски, Сахарову или Гротендика, вызывает панику и активную работу по извержению возмутителей спокойствия.

 

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).