Книга Якова Кротова

Бывший мытарь Матфей и бывший фарисей Павел

«Притом же ты из детства знаешь священные писания, которые могут умудрить тебя во спасение верою во Христа Иисуса» (2 Тим 3:15).

Мытари — это нормальные люди, то есть безголовые курицы. Бегаем, лапками сгребаем зёрна в кучку, хотя склевать их нечем. Насобираем, помираем и кудахчем «ах, суета сует!»

Фарисеи — они же хасиды-харедим, монахи-аскеты — это недостающая часть. Голова с внушающей почтение бородой, в странном головном уборе и с нечеловеческой мудростью под щетиной бровей. Лежим себе посреди гуляй-поля и недоумённо-снисходительно смотрим на этих безголовых куриц. Чего кудахчете, народные витии.

Есть прогресс, есть, и фарисейство тому доказательство. Оно значительно продвинулось. Сегодняшние фарисеи не говорят «благодарствую, что я лучше тех и тех», а просто «слава за всё». Но если Бог его спросит, как насчёт грешников, хищников, стяжателей, прожигателей, отмахиваются: «А это меня не касается, и Тебе пора бы научиться не обращать на них внимания. Возьми Тору и изучай, Боже, пока не поздно!».

Мытари тоже научились не лезть туда, где фарисеи. Сколько ресторанов, баров, моллов, дискотек, библиотек, выставок, где к тебе кинутся с радостью: «Благодарю Тебя, Господи, что ко мне зашёл этот мытарь!»

Два мира, три Шапиро. Мир священных текстов небесных и сад радостей земных. Только между ними третий мир: Христос.

У апостола Павла в послании к Тимофею есть совет: использовать веру в Христа для чтения Торы, Библии, чтобы приободриться.

Заметим, что мысль прямо противоположная идее апостола Матфея: читать Тору, чтобы приободрить веру в Христа.

Павел рассуждает как уверовавший фарисей, Матфей — как уверовавший мытарь. Каковыми они, между прочим, по факту и были.

Иисус — как линза в очках. Необычная линза, которая кривое делает прямым.

Читаешь Библию без Христа и видишь агрессию, инквизицию, ханжество. Спину фарисея. И никаких мытарей.

Читаешь Библию со Христом и видишь фарисея в лицо, а за фарисеем видишь мытаря, и оба лица разные, но симпатичные. Потому что за ними — бесконечность. Не Божья бесконечность, в которую смотрят молящиеся, а человеческая бесконечность.

Так спасает Христос. Успокаивает. Слишком самоуверенного гладит по голове: да успокойся, Бог лучше, чем тебе кажется, посмотри на Меня. Слишком грешного гладит по голове: радуйся, ты лучше, чем тебе кажется, посмотри на Меня.

Поглядите на мир глазами страдания — да не своего, а Христова.

В Библии есть и взгляд на мир через страдание, тоску, даже через атеизм — а книга Иова она атеистическая, как Екклесиаст агностический. Взгляд человеческий через очки Божии.

Глядя глазами Иисуса, мы не спрашиваем, откуда в мире зло, а спрашиваем, откуда в мире добро. Вот этот мир — и всё-таки в нём есть и вера, и надежда, и человечность. Где человечность, там и Богочеловек. Где Богочеловек, там и мир не бессмысленный набор религиозной болтовни или цифр на банковском счету, а Мир Божий. Мир каждую секунду умирает от нашей жадности и лживости, и каждую секунду воскресает от любви Божьей. Иисус каждую секунду умирает с каждым умирающим и воскресает с ним же, и Дух Божий восполняет умершему то, что он потерял, а нам — того, кого мы потеряли.

[По проповеди 9 февраля 2020 года в воскресенье о мытаре и фарисее]

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).