Яков Кротов. Богочеловеческая историяОткровение.

Бог и буква

Есть известная притча о человеке, который во время наводнения молился Богу о спасении. К нему подплыли спасатели, но он отказался садиться к их лодку — мол, меня Бог спасёт. Но вдруг голос с неба раздался: «Идиот, Я же тебе в ответ на молитву лодку послал!»

Есть наивная религиозность, плавно переходящая в циничный фатализм. Мол, где родился, там и пригодился. На всё воля Божия.

А как же! И есть воля Божия на эмиграцию — Авраам был первый эмигрант, причём эмигрировал вопреки своей воле, по воле Божией. (Адам и Ева это не эмиграция, это дауншифтинг).

Главная же воля Божия — на письменность. Письменность освобождает из тюрьмы, из пещеры, из ямы, каковой являеются «среда», «обстоятельства». Эмиграция, путешествия, туризм, паломничества, — всё это тоже полезно, но ровно настолько, насколько они часть письменности. Благодаря письменности человек ищет сам и даёт себя найти тем, кто его собеседник не по случайному обстоятельству рождения, а по воле Божией.

Кстати, ещё и Откровение работает через письменность. Можно ли без неё? Судя по язычеству, да. Но Богу удобнее, видно, через письменность, да и людям тоже.

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).