Яков Кротов. Богочеловеческая история.

Гнев Божий

Ветхий Завет кажется откровением о гневе Божием. Народ Божий — избранный, любимый, драгоценный объект Божьего гнева. Образ Бога Воителя, Бога наказывающего и гневающегося вызывает смущение у тех, кто читает Ветхий Завет, не освоив глубоко Нового Завета. Таким людям кажется, что гнев несовместим с любовью: следовательно, любящий Иисус не может быть Сыном гневающегося Ягве. В истории были люди, которые даже делали еретический выбор, заявляя, что Бог Ветхого Завета — не подлинный Бог, но при этом сохраняли веру в Христа. Конечно, такая вера уплывала сквозь пальцы — ведь Сам Иисус исповедовал себя Сыном именно того Бога, о котором говорили Моисей и Пророки.

На самом деле, гнев прекрасно совместим с любовью; это знает каждый любящий и каждый, кто внимательно читал Новый Завет. В Евангелии Иисус не раз гневается. Апостол Павел даже даёт заповедь: «Гневаясь, не согрешайте» (Еф 4:26). Как понять сердцем такое единство Ветхого и Нового Заветов? Как можно гневаться, не согрешая?

Совет апостола Павла легко облечь в форму главной заповеди: «Гневайся на ближнего своего, как на самого себя». У каждого есть опыт любви к себе, но у каждого есть и опыт гнева на себя. Этот гнев — поистине Божий, он мягок, милосерден, щадящ. Как и гнев Бога Ветхого Завета, наш гнев на себя никогда не доходит до черты, где начинается издевательство и унижение. С собой мы знаем ту меру, которой не ведаем в отношениях с людьми, ту меру, которую до верху — но не более! — насыпал Израилю Бог Иаковлев. Более того, наш гнев на себя неслиянно слит с любовью к себе. Научиться любить ближнего как себя — тут заканчивается наше и начинается Божие, начинается Евангелие.

«Благая весть» в самом первом варианте — это призыв Иоанна Предтечи покаяться и приготовить путь Богу. Не слишком понятно. Что в благовестии благого, и что, собственно, менять? «В пустыне приготовьте путь Господу» — разве это ответ?

Это не ответ, это подсказка. Путь Богу приходится готовить там, где Бог никогда и не ходил. В истории мировых религий боги ходили по коврам, по специальным — двойной высоты — ступеням, ступали по тщательно выметенным церемониальным плитам. У Бога Ветхого Завета тоже был хорошо протоптанный путь — через катастрофы, через гнев, через поучения. Люди, худо-бедно, прошли с Ним — вернее, за Ним — этот путь. Это было необходимо для приготовления ко Спасению. Но настаёт время Спасения — и прежний путь оказывается устаревшим. Человек призывается изменить путь, потому изменяет путь Бог. Бог начинает ступать там, где раньше не ступал никто — и зовёт за Собой человека. Можно сказать, что Бог кается — разумеется, Его покаяние отлично от человеческого, потому, что и прежний путь Бога был путём к спасению, и новый путь — путь Спасения. Но всё-таки это новый путь, и новизну эту нужно осознать, чтобы от Ветхого Завета перейти к Новому, от религии Земли Обетованной перейти к религии пустыни.

Новый путь Бога — путь бесконечного самоотречения. Прежде всего, Бог снимает с человека исполнение самой важной заповеди, самой первой — любви к Богу. Перед Своим арестом, на Тайной Вечере Иисус ведь даёт «новую заповедь», новизна которой бесконечна и всю жизнь будет открываться живому уверовавшему сердцу. Не «любить Бога» и «любить ближнего», не «любить ближнего как себя» в последние мгновения земной субботней (поскольку до Воскресения) свободы заповедует Иисус — но «любить ближнего, как Бог любит вас». Сам Бог разрешает нам и даже приказывает: не пыжьтесь, не усиливайтесь любить Меня. Просто любите ближнего, как Я люблю вас — таков новый путь любви, на котором обретается спасение. Расслабьтесь, откройтесь Моей любви — и не заботьтесь о том, что вам нечем ответить, просто Мою любовь передайте далее, ближнему, дальнему — и так до концов земли, и во веки веков.

См.: Оправдание Бога. -  История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - На главную (указатели).