Все мы немножко содомиты. И — ничего, не страшно!

«В доме же том оставайтесь, ешьте и пейте, что у них есть, ибо трудящийся достоин награды за труды свои; не переходите из дома в дом,» (Лк. 10, 7).

Павел Герасимов в Вестнике Екатеринбургской семинарии 2012 года сделал обзор вековой уже полемики о словах Спасителя «Трудящийся достоин награды за труды свои». Так в Евангелии от Луки Господь курощает апостолов: от добра добра не ищут, живите у тех, кто поверил вашей проповеди, даже если эти верующие нищие, не мечтайте найти богача, который бы заплатил побольше.

Эта фраза, помимо прочего, интересна тем, что её цитирует апостол Павел в 1 послании к Тимофею: «Писание говорит: не заграждай рта у вола молотящего; и: трудящийся достоин награды своей».

Про вола — это из Второзакония (25,4), а про награду... С XIX века появилась идея, что это пословица. Павел и Иисус цитировали якобы народную мудрость. Эта идея появилась, чтобы исключить возможность, будто Павел цитирует Евангелие от Луки. Евангелие должно быть поздним, очень поздним текстом! Там ведь масса благоглупостей, там даже про воскресение, а Иисус был всего лишь создателем кассы взаимопомощи, киббуца, типа религиозного социалиста, никаких чудес не творил и не пытался, это всё позднее ханжи Ему приписали. Ах да — и Павлу тоже приписали, Павел тоже вообще неверующий был, просто добрый человек.

Потому что Бога нет, а есть продвинутая обезьяна, аллилуйя, пожертвуйте на больного раком ребёнка и сверх этого не надо никаких фантазий.

Разумеется, при такой аксиоматике спорить не о чем. Если чудес не бывает, то вообще какая разница, древний текст Евангелие или тексты Павла древнее. По любому, всё враньё.

Тем не менее, стоит помнить, что вообще-то Павел в данном случае таки цитирует слова Господа Иисуса Христа как «Писание» — наравне с Торой (так и хочется сказать «с Торозаконием»).

Главное же — стоит оценить юмор Иисуса. Ведь в конце концов это именно шутка. Горькая шутка, у Иисуса вообще весь юмор такой... с гефсиманским привкусом. «Пилите, Шура, пилите!» Проповедуйте, друзья, проповедуйте! Будет вам большое еврейское счастье! Вам дадут кусок хлеба, потом догонят и ещё дадут! Вы заслужили охапку сена, а что сверх этого, то от лукаваго.

Сравним с этим реальную жизнь реальных, исторических христиан, которые всегда искали спонсоров побогаче, до императоров и президент-диктаторов включительно.

В представлении же Иисуса идеальный миссионер — это Земля вся, скажем, населена мусульманами, но кое-где, в трущобах, где полиции поменьше, потому что поживиться нечем, копошатся какие-то чудаками-будаки, в лохмотьях, повторяют что-то про «родился, а Его убили, а Он воскрес, подставь вторую щёку». И ничего про «христианство есть основа цивилизации», «независимой стране независимую церковь, даёшь резолюцию парламента и госфинансирование».

Может ли нас утешить то, чем нас утешал Господь? Что жить впроголодь — это счастье, потому что могут вообще захлопнуть дверь перед носом, и нам останется только «отрясти прах с наших ног» — эта идиома ведь именно из этой речи! И пошёл вол голодным прочь, обзывая неверующих пидорами — да-да, а как ещё перевести на современный язык слова Иисуса: «Содому будет лучше, чем этим»?

Понятно, что это вовсе не утешение, от такой злости только ещё более гаже на душе. Потому что «пидорам» будет хуже потом, а у миссионера в желудке бурчит сейчас.

На самом деле, не было никогда и не будет, скорее всего, «христианского человечества», «христианских цивилизаций». Были мыльные пузыри, фантазии, стоявшие на силе, да лопнули. Верующих — верующих в точном смысле слова, не «православных атеистов», не «сохраняющих семейные традиции», не «национально-верующих», не «верующих в глубине души», — в любой стране мира меньше, чем гомосексуалов. Тех около 7%, нас около 5%, думаю.

Ну и что? Не проповедовать?

Да кто ж его знает! Проповедовать, конечно, но как-то понимая, что всемогущество Божие не в том, что нам будут хорошо платить за наши проповеди. Если будут — конечно, хорошо. Не будут — ну что ж...

В конце концов, то, что апостол Павел цитирует шутку Иисуса вместе с супер-серьёзным древним законом аграрного общества, напоминает простую вещь: главное, кого одомашнил человек — это человека. Человек человеку вол, собака и кот. Мы проповедуем, потому что имеем от этого выгоду. Иисус ведь не говорит, что проповеднику всегда будут платить слушатели — он говорит, что проповеднику всегда будут платить. Кто? Да Бог, конечно! Иисус — Он такой, Он всё время про Бога, от Бога, и ещё немножечко сам — Бог. Кого выгонят, тому даже больше, может, заплатится. «Блаженны выгнанные, потому что их приютит Бог». Люди — всего лишь зёрна, из которых Бог хочет испечь хлеб. Платят не зёрна, платит Пекарь, Он же Мельник, у которого верующий — вроде вола. Ходим по кругу, говорим одно и то же, часто — одним и тем же. Потому что это ж не зёрна, это ж люди. Тут любое алмазное сверло сломается, а человек — ну, поплачем, поотчаиваемся, и по новой крутить.

А про то, что Содому будет лучше, чем тем, кто нас не слушает... Тоже шутка, конечно. Ведь грех содомлян — в представлении древних толкователей — в негостеприимстве, поэтому Иисус тут Содом и вспоминает — там не приняли посланников Божьих, тут могут не принять посланников Божьих. Секс вообще ни при чём, просто у нас мозги на нём свихнулись. Ну, не приняли... Можно подумать, мы — верующие — так уж приняли! Да самые супер-пупер верующие, всё равно мы — бесконечно далеки от идеала, от бычьей размеренной терпеливости в работе слова, в неотступности любви и в радости надежды. Зато Бог — бесконечно близок, и там, где бесконечность Бога, все колоссальные различия между людьми такие мелкие, что можно смело говорить: победит Бог и Его любовь. Вот это говорение и есть то Евангелие, с которым мы посланы туда, откуда, между прочим, сами и пришли.

См.: Миссионерство. - История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.