На Ком стоим?

«Иисус говорит им: неужели вы никогда не читали в Писании: камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла?» (Мф. 21, 42)

В турецком городе Енихисар, когда-то греческом городе Дидима, в 60 километрах к югу от древнего Ефеса, в 17 от Милета, сохранились развалины храма Аполлона. Из Милета сюда шла священная дорога для паломников, украшенная статуями и алтарями. Храм был построен за 300 лет до рождества Христова — точнее, его начали строить тогда, после завоеваний Александра Македонского, но строительство тянулось полтысячелетия. Дорого! Когда закончили — через 200 лет после рождества Христова — уже и язычество было на исходе, при Феодосии II здание превратили в христианскую церковь. Но в 1493 году землетрясение — и развалины. А какой огромный, внушительный был храм! 100 метров в длину, 50 в ширину, в два раз больше храма в Иерусалиме.

Землетрясение, однако, не уничтожило храм целиком. Многие колонны остались стоять. А всё благодаря краеугольным камням — тем камням, которые были ниже всех прочих, фундаментальные камни, на которых возведена была платформа храма и ведущая к ней лестница. Именно на эти камни приходилась максимальная нагрузка, поэтому они были так важны. Платформа была высотой 3,5 метра, она держала 124 колонны, а колонны в диаметре 2,4 метра и высотой без малого 20 метров — и это выше, чем колонны храма в Иерусалиме.

И вот кому-то краеугольный камень показался лишним. Как такое может быть?

Притча о виноградарях исходит из того, что современность — время урожая. Время собирать плоды. Погода не подвела, урожай будет хорошим! Поэтому хозяин виноградника — заморский римлянин — посылает своего сына, поездка окупится.

Эпоха Иисуса — это ведь эпоха величия. Август — великий. Не случайно месяц, названный в честь императора Августа, это месяц жатвы. Тогда и началась современность. Сто тысяч лет люди сеяли, а тут пошли всходы. Между нашими днями и античными меньше разница, чем между античными и каменным веком. Появилась великая литература, появились пути сообщения, библиотеки — наш интернет, глобализация и социальные сети лишь развитие этого, не качественная новизна.

Что же, Бог приходит отобрать у нас культуру, цивилизацию, сжать интернет и скосить социальные сети?

И кому Бог их продаст? Или как Он их потребит?

Бог приходит, потому что Он — Хозяин, да только вот Бог — особый Хозяин. Цель человеческого хозяйствования — накормить себя, хозяина. Цель Бога — накормить накормленных, накормить Духом тех, кто накормлен хлебом и напоен вином.

Вот почему Бог — краеугольный камень, почему Он приходит как провинциальный ничтожный человечишка. Не Цезарь Август, не Ирод Великий. Бог приходит как ничтожный человек, который напоминает нам, что мы не одни и что наша жизнь, наше благополучие, наши свершения опираются на других людей, и более всего давят на тех, кто внизу. Мы — гордые колонны, столпы общества, а под нами…

Бог — тот Человек, о Котором сказал Чехов в «Крыжовнике» в 1896 году: «Надо, чтобы за дверью каждого довольного, счастливого человека стоял кто-нибудь с молоточком и постоянно напоминал бы стуком, что есть несчастные, что, как бы он ни был счастлив, жизнь рано или поздно покажет ему свои когти, стрясется беда — болезнь, бедность, потери, и его никто не увидит и не услышит, как теперь он не видит и не слышит других». Иисус — тот прокажённый, которого обязали носить колокольчик, чтобы от него все шарахались. А он — краеугольный камень.

Наши плоды — культура, богатство, цивилизация. Евреи эпохи Иисуса жили намного лучше, чем в любое предыдущее время, да, пожалуй, и лучше, чем сейчас. Это был взлёт, памятником которому остались циклопические сооружения Ирода Великого. Но цена этого взлёта — обнищание тех, кто внизу. Ирод выдавливал жизнь из собственного народа как выдавливают сок из винограда, чтобы превратить в вино. Народ и поднялся, в конце концов. Восстал. Воскрес. Правда, воскресение получилось к смерти, а не к свободе и к жизни.

Так восстаёт часто и человек — восстаёт против самого себя. Потому что с юности напрягаемся, делаем карьеру, горы двигаем, жертвуем собой ради науки или свободы, но постепенно обнаруживается, что это — за счёт какого-то давления на самого себя. Созидаем внешне, а внутренне — раздавливаем собственную основу. И чем больше созидаем, тем ближе смерть, как всё провалится, потому что фундамент человека — не в человеке, а за его пределами. Это мы ещё умолчим о том, что мы и на окружающих давим — если иметь кругозор пошире своей квартиры, своего города, своей страны, если вспомнить, что человек — не остров. Допустим, остров — и человек это остров, который строит на себе такую пирамиду, что остров уходит под воду. Это называется «смерть». Урожай есть, вино есть, а виноградари мертвы.

Чего испугались работники? Да ничего. Они не испугались, они пожадничали. Они не подозревали хозяина в желании их обсчитать, но им показалось разумным не делиться с хозяином. Он воду не таскал, Он дрова не рубил, Он виноградник не растил и не давил…

Мы не просто не хотим делиться, мы хотим всего — и в собственность. А паразиты — никогда! Пьяницы и коррупционеры, хулиганы и тунеядцы, — пошли прочь! Почему я должен делиться?

Потому что краеугольный камень, на котором стоит моя замечательная жизнь с её достижениями, — это другой. Другой с маленькой и с большой буквы. Самая высокая колонна не падает лишь потому, что где-то в глубине плоская плиты. Вертикаль вторична по отношению к горизонтали. Все наши достижения — это замечательно, но их и старт, и финиш это дух, это любовь, это невесомое единение людей между собой и человечества — с Богом. Бог и сверху, и снизу, вот что открывает Иисус. Он превращает воду в вино, а вино — в Свою жизнь. Смысл не в том, чтобы продать вино подороже, а в том, чтобы позвать на пир всех и испить Чашу со всеми. Давить виноград дави, а людей — не дави, и себя не дави, свою способность творить и любить не задави. Они и так уходят в землю с каждым прожитым днём, и спасение не в том, чтобы быстрее строить новые этажи своей жизни, а в том, чтобы принять Другого как фундамент вечности и благодарить Бога за то, что Он, в отличие от атлантов, держит не небо, а душу человеческую.

[По проповеди в воскресенье 26 августа 2018 года]

См.: Любовь к ближнему. - История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.