Занозы человечества

«Вы — соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить ее вон на попрание людям» (Мф. 5, 13).

Ранее

Адекватный перевод этих слова Иисуса на русский язык: «Вы заноза в заднице человечества! Если заноза не причиняет неудобств, то какая же это заноза?!»

Конечно, это легко истолковать так, что главное в христианстве — бороться с эвтаназией и абортами, но понятно же, что речь о другом. Было время, когда не было ни абортов, ни эвтаназии, сплошное Средневековье — и что, это было лучше? Нет уж, быть христианином означает прежде всего быть занозой в собственной заднице! А чужая задница — Бог ей судья! Подставь себе свою, покажи пример!

У Матфея (в отличие от Марка) эти слова в контексте Нагорной проповеди. Есть глубочайшее противоречие между призывом уступать (заповеди блаженства) и призывом быть солью — то есть тем, что считается драгоценным. Добро бы речь шла о том, что это дело внутреннее, что драгоценное перед Богом ничтожно перед людьми — так ведь нет, в Мф. 5, 16 речь идет именно о людях — они да прославляют за добрые дела христиан Отца. Так прославляют или гнетут? Вечная неопределённость — как она отличается от номенклатурных тисков, от тех извивов разума, когда все определено строго — будет по воле сильнейшего, при любой погоде, при самых разных поворотах судьбы. Да здравствует неопределённость — без неё и вера, и надежда превращаются в скуку.

Иисус назвал учеников солью и светом, но не перцем и блеском. Поэтому и в отталкивании от «теплохладности» надо сохранять чувство вкуса. О вкусах не спорят. Но во вкус можно войти. Вкус можно развить, а можно — забить. Чтобы развить, нужно быть сдержаннее, аскетичнее в своих вкусах.

Нигде это так не актуально, как там, где духовная жизнь организована вокруг последнего праздничного стола Иисуса. Причём хороший вкус — это всегда не свой вкус. «Соль земли» — это напоминание о том, что мы должны быть вкусны для окружающих, не для себя. Когда определяющим становится свой вкус, — это безвкусица.

В Средние века соли было мало, христиан считалось много (все считались христианами). Удивлялись соли, а не христианам. Сегодня положение нормальнее. Гордиться тем, что нас назвали солью, неразумно. Во-первых, сравнение это — упрёк, пускай и подбадривающий. Во-вторых, никто не ест голую соль, соль ценна лишь как приправа. Мы должны кормить людей чистым христианством, но «чистый» в данном случае не означает — без основного блюда.

Иероним Стридонтский заметил: «Апостолы называются солью, потому что через них навсегда сохраняется род человеческий». Означает ли это, что не уверовавшие в Христа перестают принадлежать к человеческому роду или что уверовавшие в Христа вытягивают за собою род человеческий?

Далее

См.: Любовь к людям. - История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.

Иероним Стридонтский. Четыре книги толкований на Евангелие от Матфея. М.: [1997]. С. 36