Яков Кротов. Зрелое воскресение

«Иисус говорит им: Моя пища есть творить волю Пославшего Меня и совершить дело Его» (Ио. 4, 34).

Слова Иисуса о том, что пора собирать урожай, обычно понимают как призыв начать активную проповедь: слушатели-де созрели.

Но ведь эти слова сказаны после слов о том, что Иисус сыт. Ученики удивлены — а Иисус: «Воля Божия — лучший ромштекс!»

В древности абстрактные слова только начинались. Не говорили «сила», а говорили «рог». «Воля» — это «хлеб».

Мы никогда не поймём вполне «да будет воля Твоя», если забудем, что «хлеб наш» — это источник нашей воли.

Блудный сын ушёл от отца ради куска хлеба — свободного, с икрой, своего! Он осуществил свою волю! Когда он возвращается к отцу, он просит — упс, он опять просит своей воли. Диктует отцу, что делать — я-де недостоин называться твоим сыном, прими меня в число батраков… Значит, ещё живёт по своей воле, коли смеет определять о себе «достоин», «не достоин», «в батраки годится, в сыновья нет».

У Отца Своя воля. «Ты будешь есть огромный бифштекс! Сядешь на почётное место!! Не возражать!!!»

О какой «воле Отца» говорит Иисус? Воля Отца — чтобы Иисус умер.

Посмотрите вокруг — что победило?

Люди готовы убить Христа. Вот почему надо идти — идти не навстречу аплодисментам, а навстречу смерти.

Созрело время умирать. Созрело время страдать. Это — мука, из которой печётся Хлеб Воскресения, это виноград, который бредёт к Крови жизни вечной.

Рядом людьми железной чувствуешь себя как минимум нервно. Рядом с людьми Божьей воли легко жить и самому быть волевым.

Иисус говорит не столько о еде, сколько о воде — есть невидимый родник Бессмертия. Вся история человечества — вокруг воды. Люди селятся сперва вокруг родников, по берегам рек, по краям морей-океанов, потом учатся рыть каналы и колодцы. У всего этого есть общее: вода добывается и хранится совместными усилиями. Так и спасение — оно не капельницей сочится в душу каждого, оно — для всех, оно объединяет, оно требует такого ответа, который соединяет меня не только с Богом, но и с людьми. Да и не требует — а просит, просит с Креста, где один-единственный Иисус не может и глотка сделать — так Ему больно.

Свою волю к нашему воскресению Бог осуществляет, посылая Своего Сына — посылая Самого Себя — в нашу смертоносную действительность. Да, Он воскресает, но воскресение побеждает смерть, но не отменяет памяти о смерти, прямо наоборот — и мы продолжаем идти сквозь смерти и смерть, подкрепляясь волей Божией о любви, сопровождающей сквозь смерть — к воскресению.

[По проповеди 6 мая 2018 года в воскресенье о самарянке]

См.: Воля Божия. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.