Яков Кротов. Богочеловеческая история

Социум защищающийся и социум любящий

Закхей был богат, но в смысле социального капитала он был нищий. Если бы он жил в столице, то нашёл бы подобных себе богачей, а в провинции богатство делало его чужаком. Он не мог пробиться посмотреть на Иисуса не потому, что был невысок. Если невысокий человек добрый, перед ним любая толпа расступиться.

Когда Иисус приходит к Закхею, Он нарушает блокаду. Он идёт к антисоциальному элементу. Закхей самый антисоциальный из всех элементов социума, потому что он действует в рамках закона, не крадёт, не убивает. От него найти управу в суде.

Любой социум должен иметь механизмы самозащиты и самоочищения — вот от Закхея и самозащитились. Хорошее здоровое общество.

Только Иисус — член другого общества. Наверное, точнее переводить «Царство Божие» как «Социум Небесный».

Закхей в исступлении, в восторге. Когда он говорит «возмещу», он включается в Божий Социум, который основан на взаимодействии покаяний человеческих и прощения Божьего.

Любое общество не дотягивает до идеала общества. Стартовая точка очень уж низкая. От людоедского социума до человеческого тысячелетия и километры. Это плохая новость.

Хорошая в том, что социум, общество — это не генетика, это кардиология. В любой момент любой человек может из разобщённого мира эгоизма, осадной психологии, закрытости создать мир общности. Достаточно признать, что должен, возместить зло, в общем — отбросить фиговый листок и стать достаточно высоким, чтобы замечать всякую нужду человеческую, и достаточно невысоким, чтобы оказаться в поле зрения Бога, Который не замечает того, кто залез на человечество и корчит из себя бога, но замечает того, кто мартышкой залез на дерево и увидел в Иисусе Бога.

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).