Яков Кротов. Богочеловеческая история

Непрошеное спасение

«Теща же Симонова лежала в горячке; и тотчас говорят Ему о ней» (Мк 1:30).

Каждому будет по его вере? К счастью, нет. В горячке какая уж вера! Вряд ли женщина сознавала, что происходит. Она даже не обращалась к Иисусу за помощью. Так ведь и первое чудо — совершенно не «по вере», даже прямо наоборот: одержимый просил его не исцелять, оставить в покое. Вот и всё, что вы хотели знать о свободе. Свобода есть свобода есть свобода. Рабство есть рабство есть рабство, и неважно, что лишило человека свободы — психическое расстройство или телесное.

Освобождение есть освобождение, и Бог совершенно не ждёт, чтобы человек был абсолютно свободен, чтобы его освободить. Другое дело, что в обоих случаях Бог действует не «в глубине души», не в тёмном уголке, а именно публично. В синагоге, перед первыми последователями. Это — напоказ. Так и быть человеком — это напоказ. Это — уступка людям, нам, со всеми нашими предрассудками, слабостями, суевериями. Не потому, что человек неспособен воспарить духом, а потому что воспарившие духом ещё хуже пресмыкающихся духом. Ещё более самонадеянны, глухи, токуют как тетерева и на всех-то им наплевать.

Религиозная горячка, секулярная горячка… Горячка по-гречески — ровно с тем же корнем, что «пиротехника», «пиромания». Холодные фейерверки, иногда очень красивые, но не греющий, а испепеляющий — полная противоположность тому огню, который Бог приносит на землю.

 

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.