Яков Кротов. Христос.

Воскресший до воскресения

«Иисус сказал им: истинно, истинно говорю вам: прежде нежели был Авраам, Я есмь.» (Ио. 8:28 )

«В полемическом задоре чего не скажешь!» Между тем, эти слова в мягкой форме повторяют самую первую фразу Евангелия от Иоанна — Иисус, Слово, Логос был «в начале». 

Для полноты контекста разумно вспомнить из Евангелия Фомы: «Иисус сказал: Блажен тот, кто был до того, как возник». Тут это относится к ученикам, а значит, утрачивается идея уникальности Иисуса, что не очень приятно догматически. Хуже того — «блажен» исключает и всеобщность: не все были «до того, как возникли», это качество приобретается усилием, следовательно, перед нами «гностицизм», «элитарность», «высокомерие», «сектантство». 

Позвольте, но разве плакать, а не злиться, хотеть мира не через войну-задницу, а прямо, через мир, ценить благодать выше денег («блаженны нищие духом»), — это сектантство, гностицизм, элитарность? Брать Царство Небесное усилие, стучать в дверь Божью, — гностицизм? Разве Cам Иисус не соответствует всем заповедям блаженства? И разве заповеди блаженства не имеют смысл постольку, поскольку провозгласивший их соответствовал им?

Иисус был раньше Авраама, и не надо свирепеть и кричать, что не мог Иисус командовать Авраамом. Он и не командовал. Быть первым — с точки зрения Иисуса, с точки зрения Бога — означает не командовать, а помогать, делать за второго грязную работу, нести его бревно и не замечать его сучков, а главное — любить другого первым. Только так может любовь уравняться, чтобы не было целующих и подставляющих щёку, а было просто Царство Божие.

Разумеется, есть историки, которые подчёркивают: сходство формальное может быть обманчивым. Идея рождения прежде рождения была и у гностиков — может, Фома как раз принадлежит к гностической традиции? Ведь в этой фразе не сказано, кто именно «был до того, как возник» — Иисус, Его ученики, любые «прозревшие». Если Иисус говорит о Себе, то тут христианство, если о других — тут гностицизм. 

Только вот многовато в евангелии Фомы прямых совпадений именно с евангелиями, и не только с Евангелием от Иоанна. Более того: гностицизм и христианство с иудаизмом не так уж противоположны друг другу. Люди-то ведь из одного теста. Набор базовых метафор, включая рождение, общий. Да, Иисус в Евангелии от Иоанна говорит именно о Себе, и это согласуется с началом Ио. — Иисус, Слово, был до начала творения, «в начале». Но при этом в том же евангелии есть беседа с Никодимом, которая вся — о необходимости второго рождения. Это, конечно, не гностицизм. Гностик думает, что он уже дваждырождённый — первый раз в Духе, второй раз во плоти. Для Иисус рождение от Духа — задание человеку. Сам же о Себе Иисус говорит в духе пророков — именно как о единственном, кто не нуждается во втором рождении. Поэтому не случайно, что эту фразу евангелия Фомы цитировали ранние христианские авторы, например, Лактанций  (Бож.уст., 4,8) сразу за цитатой из Иеремии 1, 5: «прежде нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя» — в оригинале текст продолжается: «и прежде нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя: пророком для народов поставил тебя». 

В оригинале это говорится Иеремии, и тот отвечает, что «молод я, чтобы пророчествовать». Какое, мол, «прежде рождения» — я ещё и родился-то не до конца, дай созреть… Ириней Лионский в «Доказательстве апостольской проповеди» тоже цитирует эту фразу из Фомы.

Настоящая трудность не в том, что сама природа человека такова, что рождение могут сделать метафорой и предсуществования в Боге, и обращения к Богу, а в том, что природа спасения такова, что к человеку возвращается богоподобие. Богоподобие не человеком задуманное, а Богом, а уж если Бог что-то делает,  то основательно. Человек может сделать фальшивую монету, «образом и подобием» похожую на настоящую, но внутри — ненастоящую.  «Образ и подобие» Творцу и ненастоящему даёт силу настоящего. Нам, фальшивомонетчикам, в это трудно поверить. 

Что же, и гностик может спастись? Да где они, эти гностики, да ещё озабоченные спасением?! В конечном счёте, речь ведь идёт об очень простой вещи, и не случайно форма высказывания сходна с заповедями блаженства. Жизнь — материальная жизнь — говорит человеку, что он искорка на ветру, да и ветер всего лишь случайный сквозняк. Нет, — отвечает сердце человеческое. Жизнь — вот случайное, а Дух Божий и искра человеческая — постоянное. Блажен тот, кто принял и понял знание о происхождении от обезьяны, кто сделал свою конечность, свою смерть частью своего знания о мире — и не предал знание о богоподобии и веру в воскресение. Он рождён до рождения и воскрес до воскресения.

 

 

 

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - На главную (указатели).