Яков Кротов. Богочеловеческая история

Старился ли Иисус?

Фильм Ли Кригера «Век Адалины», 2015 года, из жанра притч, где даже есть закадровый голос. Снят очень хорошо, изысканно, озвучка отличная. Сюжет прост: главная героиня в возрасте 29 лет попадает в автоаварию, с обрыва — в море. Ледяная вода, три удара молнии, и она обретает бессмертие: клетки не стареют («хромосомы теряют пластичность», Менделе, помилуй).

Проходит 60 лет. Муж героини рано погиб, дочь уже в доме престарелых. Она удачно вложила деньги в акции «Ксерокса» и может себе позволить каждые 10 лет менять имя и фамилию, покупать новый роскошный дом. Вдруг у неё серьёзные чувства к одному миллионеру, и у него к ней, но она убегает, чтобы не проходить через кошмар одностороннего старения любимого человека. Убегает по-американски — на автомобиле — и опять попадает в аварию, опять ледяная вода, фибриллятор, вольты и амперы, хромосомы обретают пластичность. Она сперва решается заключить брак с миллионером, перенести кошмар ради любви, и уже после этого случайно обнаруживает у себя седой волос и улыбается — ура, они будут стареть вместе.

Традиционный сюжет, притча, лучшие образцы — у Свифта и у Чапека, но поворот неожиданный. Плохо даже не бессмертие — плохо нестарение. Между тем, и Свифт, и Чапек делают акцент на стремлении именно к здоровью, к вечной молодости. Когда представляют Бога в виде старца, это ведь род теодицеи — ну какой спрос со старика? Радикулит, запоры, спина болит... на троне этом дурацком сидеть, выпрямившись... Старение — базовая форма зла. Внезапно умереть — счастье (обратное утверждение неверно, однако).

Иисуса всегда изображают в расцвете сил. Если не считать одного античного автора, утверждавшего, что Спаситель был урод и горбун, чтобы подчеркнуть — спасение не в красоте. На самом деле, и уродство, и красота — болезненные состояния постольку, поскольку сигнализируют об изоляции человека от окружающих. В нормальном — райском — состоянии нет деления на красавцев и уродов. Не до того.

Спасение не в том, чтобы отменить старение, а в том, чтобы научить людей не бояться старения. Не в том, чтобы всех исцелить и обессмертить, а в том, чтобы научить ценить Бога больше, чем здоровье, любить ближних больше, чем вечную молодость, и любить себя больше, чем своё самочувствие.

Спасение не в том, что Бог дарует нам Своё бессмертие или Свою вечную молодость, а в том, что Бог в Сыне — и в Духе Святом — синхронизируется с нашими возрастами, болезнями и слабостями, чтобы мы синхронизировались с Ним.

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.