Яков Кротов. Путешественник по времени 

Проза Воскресения: быт эпохи Иисуса как искушение для современного верующего

«Средняя продолжительность жизни», «курс валют», «устройство выгребных ям»... Всё это плохо увязывается с Богом, верой, Христом. Мы сомневаемся, смеялся ли Иисус, но несомненно, что в клозет Он не ходил, не писал и не какал — ну, это ж невозможно! И если Он приходил в Иерусалим, то сразу все сбегались на Него смотреть.

Представить себе, что Иисус был в толпе незаметен, что жизнь бурлила своим чередом... А ведь Мать с Иосифом Его очень долго искали, и никто не подсказал им: «А, вы ищете вот этого необычного, поистине звёздного мальчика! Ну как же, как же!...» Обычный пацан, поэтому кто-то там и удивился, что не гоняет обруч, а чего-то там рассуждает. Но то современники Иисуса, а у современного верующего в голове две тысячи лет возвеличивания, приукрашивания, отсюда бывают такие эпатажные карикатуры на Иисуса: чтобы вышибить из себя трепет, дают петуха.

Михаил Шишкин в одном романе гениально обозначил, что супруги друг друга не любят (женились от скуки, кончилось тем, что жена с ума сошла): муж брезгливо относится к волосам жены в раковине и к её запаху в туалете. Когда любят, этого не то чтобы не замечают, но относятся как к своему. Своя сопля тоже не вдохновляет писать сонеты, но всё же это своя грязь.

Есть поэзия смертной жизни, поэзия высоких дум и красивых образов. А есть проза вечной жизни, проза воскресения, когда рай, вечность, любовь, смысл, Бог в один клозет с тобой ходят, твои сопли — их сопли, а их преждевременная седина — твоя седина, и лучше с Богом с нечёсаной бородой у тебя за спиной в ванной, чем в Сикстинской капелле под микеланджеловским Творцом и без любви к Богу.

 

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).