Яков Кротов. Путешественник по времени

Хорошо ли пахнет г…о Иисуса

Поиски «исторического», «подлинного» Иисуса обычно есть бегство от себя подлинного, от себя исторического. Заранее предполагается, что результатом поиска будет шок, травма, разочарование. «Исторический» Иисус может быть разный, но Он точно не Иисус икон, картин — слащавых и рафаэлевых.

Как можно «веровать», что такой Иисус — Бог?

По той же причине абсолютное большинство людей не любят фотографироваться, предпочитают «селфи» — эти неуклюжие мифы и сказки о себе, миф под видом наива. А себя-как-себя не любят.

Михаил Шишкин гениально изобразил кошмар брака, в котором супруги друг друга не любят. В начале ХХ века врач женится на медсестре просто, чтобы не быть одиноким. Жена первая сходит с ума, и поводом становится запах мужниного г...а. Потом его волосы у края умывальника.

Самое интимное.

Уже древние греки сложили присловье «своё г...о всегда хорошо пахнет». В том смысле, что к своему человек невольно принюхивается, и не тошнит, потому что проверяет, всё ли в организме в порядке. Если запах мерзкий, то караул.

Золотые дароносицы меньше говорят об Иисусе, чем слова молитвы византийца с просьбой: я Тебя ему и пью, проникни в мой желудок, в вены, в артерии, почки, в пенис, в конце концов, во все составы и уды.

Это просьба «да будут двое Плоть едина». Иисус жених, я невеста. Не интима не предлагать.

В милой католической киносатире «Догма» верующим противостояло страшное чудовище из г...а, которое стекало из казнимых на Голгофе преступников и собиралось в преисподней в некий ком. В момент смерти часто расслабляются мышцы так, что происходит опустошение желудка и, как говорил Иисус, «афедроном исходит».

Только это был бы не демон, это был бы ангел. Г...о замученных, казнённых, оболганных — да хотя бы и «справедливо» казнённых, но справедливость эта человечья, а не Божия — это г...о, которое «своё».

Исторический Иисус — у Него, может, изо рта плохо пахло? В пьесе Чапека «Средство Макрополуса» бессмертная дама повергает в шок буржуа-пражанина замечанием, что у Дантона воняло изо рта. Как можно! Дантон!

Можно, а иногда и нужно понять, что Иисус стал настоящим человеком. Не настоящим голливудским персонажем, а человеком. Не Шварценеггером, а Васей Пупкиным. Пупкиндом. Кто Его любил — а вера всего лишь проявление любви — тот не замечал ни запахов, ни заикания, не гнилых зубов, ни лысины. А кто не любил... Кто не любил, то распял бы и Антиноя. Чтобы не смущал антинойностью порядочных людей. Чаще, однако, распинают пупкиных — поэтому в одном из христианских текстов античности Иисус изображён горбуном и вообще уродом, чтобы подчеркнуть: мы только кажемся себе красавцами... Но Ты, Боже, Ты красив безумно, давай будем одной Плотью — Ты моей, извини, а я — Твоей, готовой любить всех и умереть для спасения каждого, даже меня.

 

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).