Яков Кротов. Путешественник по времени Благотворительность.

Религиозная благотворительность: плюсы и минусы

С точки зрения историка, развитие общества идёт от эксклюзивной модели к инклюзивной — причём единицей отсчёта является общество. Начинается с создания отдельных гетто для слабых — сиротские дома, дома престарелых, гетто для евреев. Эксклюзивная модель — они «исключаются» из общества, но исключаются с сохранением жизни.

Это большой шаг вперёд в сравнении с физическим истреблением. А ведь ещё не так давно истребляли целые народы — фьюить, и нету. Как коренное население Волго-Окского Междуречья — фьюить, и нету, и вовсе не растворились в новопоселенцах, а просто вырезали. А больных детей… Да из здоровых большинство помирали в первые 3 года, что уж говорить о больных! Если какой аутист зажился — со скалы в море.

Но за первым шагом должен следовать второй — инклюзивная система. Не отдельный класс из аутистов, а по одному аутисту в каждом классе.

В этом смысле существование отдельных «религиозных» больниц, приютов, госпиталей — показатель недостаточного развития общества именно как общества, с сильной взаимоподдержкой, когда помощь не оставляется на добрую волю единиц и тем более не увязывается в принятием определённых политических или религиозных взглядов благотворителя.

Если вера побуждает человека делать добро, это замечательно. Но как именно? Делать своё, отдельное, обособленное добро? Руководить неверующими, приглашать их под себя? А может, лучше как раз под неверующих? Скооперироваться с ними? Потому что есть у веры одно слабое место, оно же и сильное: свобода. Перестанешь ты верить — и что тогда будет с твоей религиозной больницей? Ответ, увы, известен: а человек просто не признается себе, что он уже давно неверующий, он будет верить инерционно, «на автомате. Но потом он умрёт… Собственно, именно такова история мощной религиозной благотворительности Средних веков, когда никакой другой вообще не было. Религиозными-то были, как и сейчас, далеко не все, а вот изображали из себя религиозных все. Не по доброй воле — могли и на костре спалить за агностицизм, и палили. Даже за веру палили, если шаг вправо или влево.

В России, конечно, сейчас, для большинства, для плебса эксклюзивная модель как «Вера и свет» это уже хорошо. Могли бы и со скалы сбросить. Инклюзивная модель тоже появляется, но для богачей, начиная с пары тысяч долларов в месяц дохода. У этих и горло есть, чтобы добиться помещения своего ребёнка в нормальных класс, а у бедняков горло давно сорвано. Остаётся кротость. Выход, конечно, в солидарности, но солидарность не птичий помёт, сама собой на голову не падает и не накапливается.

См. приложение: из жизни общины «Вера и свет».

См.: Аутизм - Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).