Яков Кротов. Богочеловеческая историяОбщение.

Мембрана жизни вечной

Стена для человека — символ безопасности. Даже крыша — всего лишь горизонтальная стена, дверь — стена на петлях. Можно и без них: пирамида — это четыре составленных под острым углом стены. Главное — забаррикадироваться от врагов. Тогда и Бог — это часть моей стены, ключевой элемент, краеугольный камень, замковый камень. Да созиждутся стены Иерусалимския. Святая Святых — это апофеоз стены, туда вообще никому ходу нет. Стена Стен.

Вечная жизнь — идеальная стена. Все проблемы — мы не удержались в раю за стеной, выгнали нас, бедненьких, и ангел с огненным мечом взад не пущает. Ну, ничего, зато мы себе собственных стен построим! Общество стоит на иерархии стен: у кого больше, тот и общество. А у кого стены нет, кто на улице, тот асоциальный элемент. Большинство, конечно, посередине, и это большинство самоутверждается, строя коллективные стены. Между Вифлеемом и Израилем, между Иерусалимом «хорошим» и Иерусалимом «плохим», между землями, которые США завоевали у Мексики, и самой Мексикой... Ну а в личной жизни — морда кирпичом, то есть, лицо стеной, и ты рулишь. Спасение в создании идеальной стены, окончательной стены.

Рождество — дырка не только в стене, Рождество — дырка в идее стены. Спаситель — не строитель Абсолютной Стены, Спаситель — стоит и стучит в дверь человечества. Там, где другие восторгаются мегалитическим строительством Ирода, Иисус видит развалины — за это Его и казнят. Так ведь Иисус же считает, что развалины — это к лучшему! Спасение в том, чтобы развалить валы, расстенить стены, вылечить стеноз.

Вера в Спасителя отнюдь не ведёт сразу к жизни без стен. Даже наоборот. Что уж говорить об инквизиции — даже размышления о том, как в Иисусе совмещаются Бог и человек есть размышления с точки зрения стены — как это могут быть две стены одной стеной. Сколько всего наворочены, какие виртуозные схемы нарисованы, но стена непонимания от этого лишь толще, да и стена инквизиции никуда не делать, только бодливой корове Бог рога пообломал, спасибо Ему.

Правда в том, что Спаситель, если Он и стена, то как Мария. Матерь Божию в Византии додумались называть стеной необоримой-нерушимой. Мы-де за Тобой как за каменной стеной. Ключевое слово «каменная», а должно быть — «как». Как бы! Стены не рожают! Развивая древний образ, о Марии говорят как и горе, от которой невозможно отломить ни кусочка, но — вдруг от Неё отделяется Иисус. «Камень нерукосечный». Вот — Рождество.

Жизнь не геология. Клетка — живая клетка — возможно не благодаря стенам, а благодаря мембранам. Мембраны — это и стенки клетки, и стенки сосудов, и всё-всё-всё. Мембрана — краеугольный камень эволюции. Стена проницаемая. Проницаемая, но не беззащитная перед всякой дрянью, а защищающая. Защищающая, но не для того, чтобы парить в гордом одиночестве, а чтобы соединять с другими.

«Мембрана» — от латинского слова «часть». В Средние Века был даже лозунг «Реформировать Церковь in caputa et in membris», «В голове и в членах», сверху донизу. Каждый христианин — часть, член, мембрана Тела Христова. Мембрана, спасающая не уединением, а соединением, золотая — живая! — середина между растворением и окаменением. Максвелл придумал демона, который отделяет холодные частицы от горячих и этим создаёт вечный двигатель, а Бог создал человека, который не отделяет, а соединяет, а этим есть образ Божий. Не будучи Богом, может быть единым и с Богом, и с творением. Живая стена, собой заслоняющая от насилия, разрушения, лжи, греха, как заслонил Собой Бог всё человечество, став человеком, и соединяющаяся со всем, в чём есть жизнь, творчество, любовь.

[По проповеди на Рождество 7 января 2020 года, которую забыл записать; напоминаю, что устно-то у меня всё помягче намного, без «морда кирпичом»]

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).