Яков Кротов. Путешественник по времени.

Богородица не курица. Бог – вот курица!

Иисус сравнивал себя с курицей, которая хочет собрать под крылья цыплят (Мф 23:37). Подразумевалось, что налицо опасность, курица собирает цыплят, когда видит ястреба, а иногда и защитить от идиота-петуха надо. В истории христианства, однако, в виде такой курицы обычно изображали Мать Господа Иисуса. В виде крыльев выступал Её «покров» или даже вся накидка, которыми Она накрывает человека, город, мир.

Конечно, тут было прямое продолжение греко-римской веры в палладиум — одежду, которую Зевс подарил своей дочери Палладе, чтобы защитить её от смерти. Только вот, разглядывая палладиум, Паллада как раз расслабила и пропустила смертельный удар. Надо была сразу надевать. В результате палладиум перешёл к Афине, и палладиумом называли статую Афины, на которой ежегодно меняли облачение, а иногда щит Афины, защищавший Афины.

Правда, это сказание, конечно, тоже уже рационализация, встраивание символа в сюжет, как драгоценного камня в кольцо. В основе же, наверное, просто чувство безопасности и защищённости, исходящих от мамы.

Только вот «мама» это очень неточное обозначение невероятно усталого, перерабатывающего, тревожного, слабого — ну, сильнее мужчины, конечно, но всё равно слабого — человека. Конечно, бывают женщины-бойцы, но к таким Бог не приходит, они самодостаточные слепые и глухие вожди. Женщине так же ненормально быть бойцом, как и мужчине.

Не надо бояться своей боязни, слабости, несоответствия. Если бы я снимал фильм по Евангелию, у меня была Мария говорила с ангелом, заикаясь от испуга. Рано или поздно навык жонглировать жизнью, идя по проволоке, выработается, а вот навык быть открытым Источнику Жизни сам по себе не вырабатывается, его надо холить и лелеять, вслушиваясь в неслышное доброе слово Божие, который для души как воздух для тела.

Фотография — Джим Форест, Амстердам, Рийксмузеум, 2002. Замечательно выбран ракурс.

См.: Мария - Женщина  - Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).