Яков Кротов. Путешественник по времениБогатство.

Раздай песочные часы свои…

"Иисус сказал ему: что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог» (Мк 10:18).

Похоже на издёвку, придирку. (Кстати, у Матфея «благой» применительно к Иисусу отсутствует, вписано для ясности и согласования с Марком и Лукой, у которых, напротив, нет про «сделать благое», а просто — «что мне сделать, благой учитель». «Благой» — «агатон», ровно то же, что устаревшие имена Агафон и Агафья. 

Материальное добро в мире распределено неравномерно. Чуть ли не десяток людей владеют половиной всех материальных благ. Правда, что это за блага! Деньги, акции, в общем — бумажки. Символ согласия людей между собой. На чём основано согласие, отдельный вопрос: редко на насилии, чаще на взаимном интересе, выгоде. Но исчезнут люди, останутся бумажки — и нету «благ», «добра», а просто мусор. Основа богатства не трудолюбие, не ум, а то, что другие согласны жить рядом с тобой. 

Примечательно, что у Марка (скорее всего, первоначальном варианте) богач спрашивает: что делать, чтобы «унаследовать» вечную жизнь. Вот уж проговорка так проговорка! Бессмертие может достаться лишь в результате чьей-то смерти, как после смерти отца нажитое им добро переходят к детям. Кого убить, чтобы получить бессмертие? 

Ответ очевиден: того, кто поближе. Для начала. А потом следующего. Другой отбирает у меня кислород, пространство, жизнь. Другой это ад, сказал один французский мыслитель. Впрочем, и люди попроще любят называть ближнего горем луковым и наказанием Божьим. А другой не горе луковое, а счастье, хотя и луковое, безусловно, и не наказание Божие, а предложение Божие. Только для вас, только сегодня… 

Вот почему Иисус на вопрос, как унаследовать бессмертие, предписывает убиться головой об стену. Раздай имение и за Мной! Да это ж «возьми крест». Сдохни добровольно, голубчик, и будет тебе жизнь вечная высшего сорта!

Вот почему воскресение — ключевое слово в Евангелии. Убиться головой об стену можно только, если знаешь, что стена не достаёт до неба и есть, кому потрепать тебя по голове и сказать: «Ну вот, а ты боялся…». Оказывается, и голова цела, и стена не такая уж стеночная. 

Вот почему так удачно за православным богослужением предисловием к этому эпизоду у Матфея служит из 1 послания коринфянам про воскресение. Евангелие без воскресения — деньги на ветер. Хоть раздай имение, хоть не раздавай. А с воскресением… 

Чтобы прорваться в вечность, нужно расстаться со всем, что укореняет меня во времени. Чтобы избавиться от страха перед другими, нужно раздать себя другим. Ой, лодыри и мошенники меня обирают! Да — ну и приятного аппетита им! 

Исполнил все заповеди? Молодец, возьми с полочки пирожок с гвоздями и переходи от того, что запрещено, к тому, что разрешено. Запрещено воровать — разрешено кормить голодных. Запрещено лгать — разрешено просвещать, делиться знаниями. Запрещено завидовать другими — разрешено восхищаться другими, радоваться им, любить их. Запрещено убивать — разрешено нести жизнь.

Не убий — но не бойся быть убитым, хоть человеком, хоть биологией вообще. Сама смерть — это событие, а не дыра. Говорят о революции пара, о революции антибиотиков, так вот смерть — тоже революция, крайне важная для жизни человека, важная даже не в момент смерти, а именно в момент жизни. Смерть приходит к нам кусочками — болезнью, безработицей, пенсией, да просто унынием и скукой. Приходит, чтобы помочь перевернуться. Смерть приходит, чтобы помочь обрести бессмертие, как богатство приходит, чтобы помочь обрести бедность, нищету духа, когда всё, чем располагаешь, это Бог, Творец, Источник Жизни. 

Трудно богатому войти в Царство Божие, потому что богач создаёт своё царство, царство самодостаточности. Роскошная, неубиваемая, неразрушаемая пещера-убежище. Иисус спрашивает: ты готов покинуть эту пещеру? Выйти на поверхность? Ты мыслишь как деловой человек — что сделать — а ты можешь мыслить как человек просто: не что сделать, а с кем жить? Кому открыться? Кому довериться? Дать другому сделать что-то, сделать с тобой? Ты готов упасть назад в надежде, что тебя подхватят?

Бог советует нам всего лишь то, что сделал Сам. Бог расстался со Своим бессмертием, со Своей недоступностью для зла, страдания, смерти. Богачу легче пройти через игольное ушко, чем Богу пройти в человеческое существование. Бог пошёл по нашему пути — и теперь просит нас пойти по Своему. Пошёл по пути смерти — просит пойти по пути воскресения. Не вечной жизни, а воскресения — дьявольская разница!

Вечная жизнь, если бы её продавали в таблетках, превращала бы нас в скотов. Нас даже относительно долгая, благополучная жизнь, и то тормозит. Жизнь же через воскресение воскрешает в нас способность и потребность любить других, радоваться другим, надеяться на других — и на Бога, но не на Бога богачей и силачей, а на Бога, дающего нам Себя как Сына и Себя как Духа. 

Как получить — наследовать — жизнь вечную? Мы её получаем всякий раз, когда прощаем людей, прощаем, что другой будет жить после нашей смерти, что другой живёт лучше нас, хотя он хуже нас. Мы наследуем жизнь вечную по наследству от распятого, ничтожного, бессильного Бога Иисуса. Мы наследуем жизнь вечную, когда прощаем людям, что они не святые — и тогда мы начинаем видеть в них святых, то есть, буквально святых, избранных Богом для Себя — и Бог делится с нами Своими любимыми. Они ещё не знают, что они святые и любимы Богом, а мы уже знаем, и пусть песочные часы пересыпают песок, мы знаем: меньше песка — больше не пустоты, а воздуха, дыхания Божия, вечной жизни, вечного простора и любви.

[По проповеди в воскресенье 30 августа 2020 года]

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).