Яков Кротов. Путешественник по времени

Тяга к воскресению

Исцеление кровоточивой и воскрешение девушки не случайно соединены вместе. Не репортаж, а притча. Негатив и позитив. Две женщины, обе нечисты — одна из-за крови, вторая из-за смерти. Когда кровь из тебя течёт, ужас, но ужаснее, когда в тебе остановилась кровь. Ты труп.

Человеческая жизнь состоит из вот этих двух неравных половин. Одна половина — ты чувствуешь, как жизнь вытекает из тебя. «Жизнь протекает». Не обязательно бурным потоком, может, и по капле, но когда капля в минуту, понятно, что надолго печени не хватит.

Это и не только к телу относится. Из тебя вытекают чувства, слова, впечатления, воспоминания. Вытекает способность любить, а вот способность быть злым остаётся — потому что вовсе и не способность, а как раз отсутствие чего бы то ни было. Вытекает полнота, остаётся пустота, ей-то что.

Человек судорожно ищет выздоровления — или, говоря библейским языком, спасения. Говоря политическим языком, освобождения. Конечно, ищут с разной степенью усердия. Человек умеет адаптироваться к несвободе, к смертности, к бессмыслице, к болезни тем более. И вот идёт Смысл — идёт в толпе, ученики пытаются слегка защитить Его от пихания в сутолоке. Десятки людей соприкасаются с Ним, но никто не вздрагивает, только ругаются. Много их нынче развелось, машиахов, не протиснуться. Это же не коровы соприкасаются, а люди. Прикосновение может иметь смысл, а может не иметь. Вдруг Иисус вздрагивает — прикосновение со смыслом!

К трупу тоже прикасаются многие, до археологов включительно. Безо всякого результата. Кости остаются костями, пока не превратятся в кальциевую пыль.

Человек, прикасаясь к Богу, многое приобретает. Блажен, кто превращает толчею жизни в соприкосновение с Богом и людьми. Не пихается, не расталкивает, не отталкивает, не душит в объятиях, а просто соприкасается. Но конец один у всех, у святого и у палача. Дальше конца — Бог. Вон Он посмотрел и сказал: не умерла, а спит. Прикоснулся — разбудил. Что будет, когда Он посмотрит на меня? Что скажет? Не умер, а спит? Или «не заснул вечным сном, а умер»? И даже прикасаться не станет? Потому что легче сказать горе стронуться с места, легче игольное ушко натянуть на верблюда, чем…

Умереть или не умереть, спать или не спать не зависит от человека, от человека зависит, тянуться к яви или не тянуться. Как на фреске Микеланджело — чтобы Бог дотянулся до человека, человек должен тянуться к Богу, а если нет веры и надежды — то тянуться к другому человеку, к книге, к знаниям, к чему угодно, но тянуться, чтобы дотянуться до воскресения.

[По проповеди 17 ноября 2019 года в воскресенье]

P.S. Я познакомился с идеей доктора Мешбергера о том, что Микеланджело изобразил Творца и ангелов в форме мозга, но мне она кажется не слишком убедительной. Совпадение с изображением мозга в разрезе налицо, но это изображение ведь достаточно условно. Да, Микеланджело вскрывал трупы. Но вскрытие черепной коробки — совсем другое, для скульптора содержимое головы не слишком важно. К тому же тут надо было бы пилить череп не вдоль, а поперёк — чтобы получить изображение мозга, как его рисуют в анатомическом атласе. Так-то мозг довольно бесформенная масса. А поперёк пилить — довольно странное занятие.

 

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).