Яков Кротов. Богочеловеческая историяСвятость.

Горизонты праведности и молнии святости

«сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасению» (Рим 10:9).

Праведность — это сердце чистое, доброе, милосердное, которое светло и хорошо относится к людям. Что тут плохого, кроме хорошего? Зачем ещё какая-то «святость»?

Хорошо относиться к людям — хорошо, но не люди — источник человечности в нас. Не наши родители нас создали, они родители, а не создатели. Они участвовали в процессе, и не только они, как и мы участвуем в создании человечности в человеках, но все мы лишь обстоятельства. Лежит Младенец Иисус, и над Ним осёл, бык, Иосиф, Мария, крыша, звёздное небо… Обстоятельства! Сам же Младенец — от Бога, и всякий младенец от Бога. Вот почему иная праведность страшно раздражает. Можно быть праведным, хорошо относиться к людям, но — не иметь отношения к Богу, и тогда что-то мрачное лежит на человеке. Не иметь отношения к Богу — не означает не иметь отношений с Богом. Можно веровать в Бога, молиться Ему, служить Ему — и не иметь к Нему отношения. Отношения — и между чужими, отношение — среди родных. Вот почему иной неверующий, не имея отношений с Богом, имеет к Богу отношение. Бог нашёл к нему ход, минуя религию, и человек светится. Вот этот свет — насущный хлеб человечности. Нам нужно не только материально доброе, не только эмоционально доброе, эмпатия-симпатия, нам нужно и в другом человеке что-то сверх человеческое, неописуемое, но очень чётко отличимое от доброты.

Поэтому праведность возможна и без Бога, праведность — правильность — возможна и среди животных. Это горизонтальное. Святость же — вертикальное. Горизонтально — это сказать об Иисусе: Он — не только отличный мужик, надёжный друг, гениальный проповедник. Горизонталь. Праведность. Спасение, вертикаль — когда мы говорим: Он — Сын Божий. Он — Мессия. Он — Воскресший.

Что такое «Сын Божий», спросит нас неверующий, что такое «мессия», какое значение имеет, что Он воскресший? А вот какой Он таков и «Сын Божий», и что такое «машиах», «помазанник», мы определяем через Иисуса, глядя на Него, а не наоборот, и воскресение важно лишь настолько, насколько это воскресение с Ним. Его воскресение — это извержение Бога в мире, это Рай возвращается к нам, выходя через собственные врата.

Порочный круг, выходит, наша вера? С точки зрения горизонтали — круг, с точки зрения веры — взлёт, по спирали, кольцо за кольцом подымаемся вверх.

Спасение в том, чтобы назвать Бога — Богом. Ведь и гибель была не в том, что Адам с Евой поссорились, а в том, что они порвали с Богом. Спасение в том, что мы поворачиваемся к Нему и говорим: «Я Тебя узнал! Иисус — это ведь Ты! И тот Дух Иной, Неотмирный, Творящий, Святой, который делает мою жизнь бушующей стихией свободы — это Ты! И в других людях самое главное — то, что я увидел в Иисусе, и это Ты же!»

Вот почему эти слова апостола помогают понять исцеление бесноватых и гибель бесов. Можно быть бесноватым и не беситься. Покойный Адольф был вполне уравновешенным вегетарианцем, любящим супругом, «бесноватым» его называли сталинские агитаторы, но это была хейт-спич, язык ненависти — просто яркий оратор, хороший оратор. Сталин ведь тоже был бесноватым, как и его предшественник и преемники, но не скакал, не дёргался. А с чего бы он дёргался? Всех, кто мог его зацепить, он распорядился убить. Остаётся Бог. Бог прикасается к человеческому сердцу — и что скажет человек? «Подожди, не до Тебя»? «Не надоедай!» «Не мучь меня!»?

Бог всегда не вовремя, всегда мучителен в той или иной степени, как всегда не вовремя дождь, если мы идём по просёлочной дороге без плаща и зонтика. Молния всегда не вовремя, вертикаль всегда поперёк горизонтали. Спасётся же не тот, кто с зонтиком, а тот, кто скажет молнии — «Слава Тебе! Наконец-то стало светло!» Что моя жизнь без Тебя? Свиное стадо, и свиньи хорошие, не топчут друг друга, умные, чистые, если их нормально содержат, но без Молнии наша жизнь всё равно топтание, топтание и потом — обрыв…

Не надеяться, что Бог в глубине нас, а сказать — сказать устами, губами, связки задействовать, выдохнуть, диафрагму напрячь: Ты — есть! Ты чудный, добрый, опасный, но созидательный, любящий! Ты вошёл в нашу жизнь как консервный нож вход в банку с килькой, и мы можем выпрыгнуть в море, спасибо Тебе! Праведность — умение жить в консервной банке, святость — выпрыг в океан, в океан Слова, и дар слова оказывается для этого — сказать о Боге, что Он есть, вслух, и начать говорить и общаться с Богом, и с каждым днём все меньше нам будет нужна тогда праведность, своя или чужая, и всё больше мы будем ценить разговор с Ним, разговор, в котором собеседники — все люди, и только через Бога все наши горизонтали становятся полноценными, без предательств и коротких замыканий, и обнаруживается смысл всякого общения: открытие Бога в себе и открытие себя Богу.

[По проповеди в воскресенье 24 июля 2019 года]

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - На главную (указатели).