Яков Кротов. Богочеловеческая история

Неподъёмная лёгкость православия

В принципе, православие — это просто истина, явленная в делах. В этом смысле, с одной стороны, православных нет вообще, потому что ну кто ж такое потянет, с другой — все добрые люди православные. По делам же? Ну вот «Вы накормили бомжа — накормили меня» — значит, были православные? Ведь неправославных в рай не пустят? Ганди православный, Бертран Рассел... Дзержинский беспризорников кормил, да и римо-католик...

С другой стороны, православие — это определенный набор правил, внешних признаков. Это асолютно противоречит первой стороне, но таков человек. Да, «накормил? — в рай!» — и в то же время «ни единая йота не отменяется».

Так что «православие» это, чуть перефразируя, неподъёмная лёгкость бытия. Та лёгкость, которая противоположна одновременно и легковесности, и тяжеловесности.

Православие до такой степени набор определённых признаков, что, к примеру, я по совести не могу считать греко-католиков православными. Просто потому, что они себя не любят называть православными. Там застарелая проблема со времён принудительного обращения в РПЦ при Николае I. Ну, не любят и правильно делают, то название-то много значит. Поэтому Владимир Соловьёв называл себя — из принципа — «православный в общении с Римом». И я так же себя называл, и готов и сейчас называть, только есть маленькая проблема: для общения нужны двое, и я к Риму со всей душой, а ён ентово не замечает. Ну, проблема решится как и большинство проблем — я помру намного раньше Ватикана.

Православие есть определённая атмосфера. И тут даже патр. Кирилл — православный вполне. Хотя бы потому, что он не женат. Я всей душой и за введение женатого епископа, и за женское священство, и за литургию вечером и на русском. Но! Во-первых, я решительно против епископа, женатого во второй раз после развода — и против священника такого же, и если женщина будет во втором браке — я буду против её рукоположения. И я крайне неудоумеваю, мягко говоря, когда люди оцеживают комаров — имеют титула православные (патриарх, митрополит), одеяния православные, а верблюдов проглатывают — не служат каждое воскресенье, подвирают, блудят и т.п.

В России сейчас многие протестанты (под Ряховским) для того, чтобы эшники не слишком наезжали, начинают использовать православные термины — пишут не «кабинет пастора», а «настоятельская», не «столовая», а «трапезная». Ну, это для спасения прихода, очень простительно. Куда простительнее, чем будучи православным епископом, разводиться и жениться вновь. У протестантов этого не одобрят у пастора.

Выходит, что вроде бы идёт некая диффузия — православные протестантизируются, протестанты оправославниваются — но это не так. Потому что обрядовые и словесные признаки в иерархии признаков меньше означают, чем сексуальное поведение и честность, последовательность, да просто порядочность в поведении. Вот этой самой порядочности слишком часто дефицит во всех конфессиях, но католики и протестанты меня не беспокоят, а православные беспокоят. Какая разница — человек в РПЦ МП был легковесен или он вне РПЦ МП легковесен? Православие — и праведность в целом — это лёгкость, но не легковесность.

 

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - На главную (указатели).