Яков Кротов. Путешественник по времени Священство.

Священник и паства: от патологии к чуду

Могу ли я сказать, что я — пастырь? Пасу чад?

В такой форме, я резко отвечу «нет». Я не могу говорить о моих живых прихожанах, но вот умерший на днях Андрей Никонович Старостин. Ну какое он «чадо»? Член-корреспондент, физик-ядерщик высочайшего класса... Или Валерия Ильинична Новодворская — ничего себе «чадо»! «Пасомая»! А Солнце у меня тогда будет торшер, да? и комета Галлея на посылках.

Высокий стиль уже сигналит о какой-то ненормальности. Даже «прихожане» — дурное слово, из Средневековья, когда «приход» был административной единицей. «Общинники»? Ну, тоже не совсем. «Общинник» — значит, у него центр жизни в приходе. Но зачем такое нужно? У Новодворской центр жизни был в политике, у Андрея Никоновича в науке. А что тогда такое Церковь, община? Не центр жизни, а просто жизнь. Вечная, но просто жизнь.

Отношения «руководитель/наставник» тут возможны лишь в очень ограниченной степени, в каких-то отдельных фазах, но вообще они из язычества, из магии, из мира сего, из мира плоти. Отказ от священников делу не поможет, у многих протестантов священников нет, а неравенство есть, и даже куда покруче и похуже.

Другое дело, что выплёскивать вместе с грязной водой Средневековья и священников, на мой взгляд — проявление неумения владеть семиотическими структурами. Функциональная безграмотность. Но и культ священников — ровно то же самое. Нормально же, как сейчас уже часто на Западе, когда священник работает — если приход маленький — и все работают. У него тогда функция швейцара, официанта, администратора конференции, модератора. Системного администратора.

Можно ли создать коммуникационную структуру без подобных функций? «Традиция» ведь всего лишь одна из форм коммуникации. Мне кажется, можно, только вот зачем? Взвешивая риски — а жизнь есть вечное взвешивание рисков — риск клерикализма и риск нью-эйджа, я бы сказал, что риск нью-эйджа больше. Это как риск, что государственный Центробанк злоупотребит своими возможностями, и риск, что своими возможностями злоупотребят чеканщики бит-койнов. Риск, что на тебя сбросят атомную бомбу, и риск, что тебя треснут кирпичом по голове.

Само по себе избавление от клерикализма, иерархизма и прочих излишеств, меняет довольно мало. Это хорошо видно из дневников о.Александра Шмемана. Американизация православия привела к снятию многих проблем, но ещё больше проблем обнажила. Пока есть поповский диктат, многое можно списать на него. Пока муж бьёт жену, у жены масса оправданий в её грехах. Но вот жена ушла... Или ещё лучше: не бьёт муж жены, нет ни насилия домашнего, ни неравенства в зарплате, идеальная среда... Вот здесь и выявляется, что зло не вне, а внутри. Вот здесь и начинаются настоящие проблемы, не вторичные, от среды, а первичные. Другое дело, что большинство людей этого решительно избегают и лгут себе на все лады, лишь бы не болела голова от вечности. Вот здесь-то часто и нужен именно священник, не для руководства, а как ремень — не чтобы пороть им себя или других, а чтобы подпоясаться потуже.

1927 кадр. Мексика, кадр видеохроники. Расстрел священника Мигуэля Про.

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).