Яков Кротов. Богочеловеческая историяСуеверия.

В защиту Хэллоуина

Российские антиклерикалы любят поиздеваться над дремучими российскими православными, которые выступают против празднования Хэллоуина. Скребут по сусекам — в Красноярске какой-то священник что-то брякнул, в Питере. В Москве вроде не брякают, хотя уверен — если попросить о.Всеволода Чаплина, брякнет. Все сделают гы-гы-гы, какие русские православные дикари... А все знают, что мусульмане тоже против Хэллоуина? Что главный оплот противников Хэллоуина — США? Наберите can christians celebrate Halloween — выкатится столько дикарской дряни... А в Украине, думаете, верующие не пытаются единым фронтом заклеймить, осудить и предостеречь?

Элита российская хихикает, с удовольствием со своими детишками на улице Грановского и во всяческих своих поместьях празднует Хэллоуин, а плебсу скармливает демагогию... Но виноваты не те, кто скармливает, каждый может сжать губы и не жрать, что дают.

Дело не в дикарстве какой-то религии или даже все религий. Дикарства полно и среди атеистов, агностиков, гуманистов. Только оно иначе проявляется, в том числе оно хорошо видно во вздорной, подзаборной разновидности клерикализма.

Хэллоуин это тест, простейшая проверка способности к общению. К тому общению, которое невозможно без доверия и сравнения. Это не биологические, не врождённые способности человека. Умение доверять и искусство сравнивать, создавать метафоры, знаки были изобретена, как были изобретены колесо и письменность. Это революционные изобретения. Как и все изобретения в сфере духа, эти изобретения не обязательны для пользования, их легко отвергнуть. Можно их и принять, а многие изобретают эти явления самостоятельно, среди самой неподходящей среды.

Что противоположно умению сравнивать и доверять? Слепое доверие ко лжи, к маске, к обману, — к тому, что называется «лицемерием», то есть, «ношением личин». Вот статуэтка — впрочем, высотой в 70 сантиметров, что не так мало для статуэтки, изображающей ребёнка, найдена при раскопках виллы Саллюстия в Риме.

Это ребёнок-сатир (в другом ракурсе виден хвостик) в огромной маске (в глазнице видна детская улыбка). Чикагский институт искусств. I век. Это заказывал современник Христа, изготавливал современник Христа. Ради этих современников и случилось Евангелие.

Что это сатир, что культ Диониса, язычество, — это ведь неважно. Культ можно было иначе подать. Это не обман и не ложь, а шутка, довольно сентиментальная. Рабовладельческая, миллиардерская (такая статуя стоила и стоит безумных денег), но именно сентиментальность. Завоюешь что-нибудь, поработишь, прикажешь наказать рабов, а потом нужно расслабиться. Но это не означает, что всякая шутка — сентиментальное лицемерие, хотя тому, у кого горе, именно это чудится.

Не говорите мне, что Бог спасает людей от Хэллоуина. Бог спасает людей от отсутствия чувства юмора и от недоверия людям. Отсутствие чувства юмора, между прочим, не врождённое, юмор не чувство, а инструмент коммуникации, который каждый обязан иметь и совершенствовать, а не тупить. Тем более, доверие и сравнение. Попытка понять значение, которое другой вкладывает в образ. Не навязывать своего понимания, а именно понять и принять чужой выбор. Может, и этот выбор покажется нехорош, ну что ж делать, тогда до следующего занятия на доверие и презумпцию невиновности. Во всём видеть чужое суеверие это тоже ведь суеверие, причём самое опасное: своё.

2019 год. Снято на Хэллоуин, витрина в 200 метрах от Кремля.

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.