Яков Кротов. Путешественник по времени.

Двенадцать дней до Неба. 3. Вербное воскресенье

Вход Нитки в Иголку

«Иисус же, найдя молодого осла, сел на него, как написано:» (Ио 12: 14 ).

Позднее появилось суеверие: Бог-де творил мир, читая описание того, как Бог творит мир, данное в книге Бытия. Велик могучий книга Бытия! Бог у Книги на посылках…

Суеверие это является отголоском эпохи, когда письменность была новомодным изобретением, потрясающим воображение. Как это так: человека нет, а его голос звучит? (Тексты читали сперва только вслух). Если текст звучит, когда говорящего нет, то, выходит, говорящий вообще вторичен? Родился, прочёл то, что где-то написано до его появления, и канул.

Бог не спорит. Бог пользуется. Сегодняшнему человеку все эти евангельские «это было во исполнение такого-то текста, а это такого-то» мешают, потому что у современного человека отношение к тексту даже священному здоровее. Библия, а не расписание поездов. Должен прибыть тогда, вот и прибудет. Не гадальные карты. Библия — огромный слив хакнутых разговоров и видеозаписей. Слилось в очень чётко оформленное русло, но течёт по этому руслу Бог знает. Да, точно, буквально: Бог знает, а мы не очень. 

Иисуса ведь распяли тоже «как написано». Написано уважать Храм — уважай. Написано не строить из себя Бога — не строй. Эх!..

Самые рассвященные писания писались, чтобы Святого не распяли. Бог знал, но не хотел. Знал, что распнут, но не хотел. Пытался остановить, но готовился к худшему — и тогда так формировал текст, чтобы, распяв, могли бы понять, что случилось. Пусть не все, конечно, не все, и не всё поняли, коли продолжаем друг друга распинать. Но всё-таки понимание въезжает в нас как Иисус в Иерусалим.

Говорят, индийцы писали на пальмовых листьях. Видать, у них пальмы другие. В Иерусалиме на пальмовых листьях только смс-ки писать, они узенькие, почти иголки. Я впервые вошёл в Иерусалим ровно через пару недель после Пальмового воскресенья (да-да, а вы как думали это на самом деле? ну нету там верб, нету!). Это было довольно печальное зрелище: кое-где на узких улочках ещё валялись охапки засохших пальмовых веток.

Впрочем, а что печалиться? Суета сует? Не настоящее, а пальмовое масло? Ну и слава Богу! Не хватало ещё, чтобы наша жизнь, какой мы её живём, с её достижениями, победами и одолениями, въехала в вечность. Бесконечное рисование великолепных картин, бесконечное писание романов и рецензий на романы, бесконечная любовь к бесконечным детям, бесконечные френд-ленты… Ужас! Аццский ацц!

Какое счастье, что въезд в Иерусалим — не как возвращение космонавта на Землю, а прямо наоборот, как нитка в игольное ушко — и за Собой, за Собой! А вы думали, Бог - иголка, тащит нас за собой? Нет, всё интереснее!

2016 год. Иерусалим после Пасхи. Фотограф Яков Кротов

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).