Яков Кротов. Богочеловеческая историяАлександр Мень.

«Меневцы» и/или «прихожане Меня»?

Я — не меневец. И не только я. В моём помяннике прихожан о.Александра Меня (тех, кого я ожидал увидеть каждое воскресенье, хотя приезжали все разом редко) с полсотни человек (см. ниже), но из них «меневцами» я назову только четверых. Остальные нормальные люди. Что значит «нормальные»? Значит, они говорят о Мене, но более всего для них важен Христос.  Они не побоятся обсуждать творчество Меня, его пастырские успехи и неудачи, они не побоятся признать, что неудачи были. А для «меневцев» Христос — это тот, о ком говорил Мень, сам по себе Христос им неинтересен или, во всяком случае, они этот интерес никак не показывают. Ещё одна их особенность: для них есть Мень и они. Других «новодеревенских» для них не существует.

50 человек в более или менее одновременном отрезке времени — это довольно большая нагрузка на священника. Ещё человек 150 не очень регулярных «заезжающих», ещё иногородние, друзья... Я думаю, что максимальная нагрузка на одного человека — чтобы отношения не формальные — человек двести, будь он хоть трижды Мень. В последние пару лет счёт шёл уже на сотни, но и эффект был близок к нулевому, все порасточились аки дым.

Кстати, в этом помяннике нет друзей Меня — как Гениева или о.Александр Борисов, к примеру. Борисов, кстати, и не «меневец» вовсе. Как и Лапшин, и многие другие. И Гениева не была «меневка», между прочим, как не была и прихожанкой Меня — она была подругой детства. Владимир Леви, к примеру, не был прихожанином — он был намного больше, близким другом.

Большинство «меневцев» в глаза о.Александра не видели. 

«Меневец» — это не так уж  страшно. Страшно, что есть огромное количество людей, которым Христос интересен, Бог интересен, а жизнь — не интересна. Жизнь, люди, счастье, горе. Между тем, Христос сказал о Себе, что Он — Жизнь. Мы ищем жизни, счастья и правды, поэтому находим Бога. Конечно, Бог — источник жизни, но для нас-то именно жизнь на первом месте, а её Создатель — по ту сторону, выше, и невозможно прийти к Богу, минуя жизнь.

Забывать первичный импульс — большая ошибка, которая часто совершается. Тогда начинается идолопоклонство перед «Богом», «православием», «церковью», «католичеством», «реформами» и т.п.

Для примера — моя крестная мать Зоя Масленикова не была «меневкой». Она сохраняла чувство пропорций и иерархии: жизнь — Бог — Христос — Пастернак, Мень и т.п.

В культе Меня есть одна психологическая подоплёка. Великий учитель — великие ученики! А я думаю так...

Вот отец Глеб Якунин. Он был абсолютно неразборчив — ставил на всех людей подряд, рукополагал (ну, организовывал рукоположение) всех подряд — из-за чего в какой-то момент я дезертировал, потому что трижды женатый епископ это уже перебор).

В рулетке, если ставить на всё подряд, хоть что-то выиграешь. Но люди — не цифры. В 1994 году было письмо в одну газету: «По вашему совету я не складывал все яйца в одну корзину, вложил деньги в 20 фондов — и все они разорились!»

Все — все! — на кого ставил отец Глеб, оказались фуфлом. Начиная с меня.

То же с отцом Александром Менем. Сколько он писал восторженных отзывов, предисловий, поощрял, вдохновлял... И что же в сухом остатке? Несколько людей, которые стали профессионалами ещё до знакомства с ним — Каретников, Файнберг, Леви, Галич — ну, они так и остались профессионалами. А остальные — и первый я — остались фуфлом. Сдулись. Я только выделяю Сергея Александровича Зика, совершенно неизвестного широкой публике, который мне кажется одним из лучших российских писателей, великолепно владеющим языком. Но и он таковым был до встречи с о.Александром. Или казус Файнберга — который был неплохим писателем и до встречи с Менем, и во время, но талант которого разгорелся много лет спустя, уже на пороге смерти.

Ну, конечно, отец Александр поддерживал — что говорить! Но, как говорится, ответствевнность за наши достижения целиком на нас...

С другой стороны, это и к Богу относится! Не дела, но благодать... А то бы наши успехи стали доказательством бытия Божия, а сие невозможно по определению. Уфф, теперь буду грешить и халтурить с теологическим обоснованием!

ПРИЛОЖЕНИЕ: ИЗ ПОМЯННИКА

У меня есть, разумеется, помянник «новодеревенских» — прихожан о.Александра Меня. Он составлен в относительно хронологическом порядке, по мере появления людей в приходе, только в конец перемещены умершие. Публикую, потому что, кажется, о всех тут помянутых секрета нет, что они прихожане Меня. Кто покинул приход, записаны у меня отдельно. Если кого забыл — тысячу извинений, сигнальте, впишу! У меня помянник несколько раз терялся, приходилось восстанавливать по памяти.

НОВОДЕРЕВЕНСКИЕ О ЗДРАВИИ

Олега и Людмилу Степурко

Андрея Бессмертного

Сергея Зика

Нины Фортунатовой

Дарьи Маслениковой

Льва Покровского

Розы Адамянц

Александра Зорина

Татьяны Макаровой

Людмилы Улицкой

Сергея Бессмертного

Софии Руковой

Владимира Ерохина

Бориса и Марию Рашковских

Владимира Шишкарёва

Владимира Илюшенко

Елену Тарееву

Александра Белавин

Андрея Ерёмина

Марка и Регины Лукашевских

Ирины Явчуновской

Аллы Маркус

Ариадны Ардашникова

Бориса Галенина

Ирины Букринской

Ирины Хазановой

Натальи Ермаковой

Светланы Долгополовой

Сергея Пестова

Марии Романушко

Натальи Казаковой

Александра Куземского

Григория Зобина

Елены Хинкис

Анны Борзенко

Валентины Кузнецовой

Андрея и Карины Черняков

Владимира Архипова

Андрея Суздальцева

Светланы Архиповой

Светланы Домбровской

Софьи Греч

Ирины Языковой

Юрия Пастернака

НОВОДЕРЕВЕНСКИЕ ОБ УПОКОЕНИИ

Елены Огневой

Надежды Мандельштам

Юлии Рейтлингер

Марианны Веховой

Ксении Покровской

Зои Маслениковой

Леонида Василенко

Елены Вержбловский

Марии Тепниной

Натальи Занемонец

Николая Каретникова,

Веры Корнеевой

Людмилы Окназовой

Всеволода Каптерева

Анны Корниловой

Евгения Сабурова

Василия Емельянова

Натальи Трауберг

Владимира Файнберга

Марины Журинской

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).