Яков Кротов. Путешественник по времени. Рабство России.

Прогресс губят прогрессоры

Мир есть отсутствие насилия. Определение негативное, но вполне достаточное для установления мира. Мир не нужно создавать, ему лишь нужно дать возможность установиться в своей жизни. Мир как насыщенная творческая жизнь существует, ожидая человеческого отклика. Это не идея, не слово, существование мира, в отличие от «ноосфер», да и «биосфер», абсолютно реально и в том смысле, который первичен для человеческого понимания. 

Конечно, мир можно определять не через насилие, но для установления мира лучше негативное определение. Оно кажется расплывчатым, ведь «насилие» можно определить по-разному. Вот пусть и происходит постоянное общение людей о том, что такое насилие, пусть каждый внутри себя постоянно задаётся этим вопросом. 

В России есть две формы насилия. Одна — насилие снизу, агрессивная попытка высвободиться из-под давления деспотии и организовать собственное давление. Это насилие не только потому, что люди готовы на бунт, а прежде всего потому, что они не готовы друг с другом общаться. Самое большее, они договариваются о том, чтобы  «на счёт три» сделать общее усилие. Такая политическая оппозиция сводится к «раз-два-взяли», внутри она пуста, в ней нет собственно человеческого. Если такое насилие победит, оно превратится в насилие верха, в команду низам: «Раз-два-отдали».

«Раз-два-отдали» и есть второе насилие, насилие сверху. Вне зависимости от конкретных программ, это насилие не подразумевает запроса снизу и ответа сверху. В крайнем случае, верхи готовы «ответить» объяснением. Объяснение, однако, не есть «ответ» в точном смысле, оно есть расширенный приказ. Гайдар готов был признать, что он «мало объяснял», но беда-то его была (и остаётся) в том, что он лишь объяснял, а не общался. Он оставался диктатором — технократом, инженером, «прогрессором». После 23 августа 1991 года победы не было, потому что «победители» продолжили жизнь в режиме диктовки, и все были этому только рады — патернализм продолжается. Однако, фундамент более глубокий, он даже дореволюционный. Вот интервью Б.Стругацкого в «Новой газете» 16.5.2008 — и опять единственным путём к спасению провозглашается прогрессорство, «начинать надо с элитных педагогических лицеев».

Слово «элитных» отличает деспотизм от нормального гуманистического идеала. Снизу «элитного» не создашь. Нужны деньги. И Стругацкий вполне в марксистском духе сосредоточен на деньгах, хвалит людей, которые «умеют делать деньги», презрительно отмечает, что духовность не имеет к прогрессу отношения, что «прогресс можно двигать не слишком чистыми руками и даже не обязательно с чистыми намерениями» (С. 11). 

Просвещение подменяется «форматированием», педагогической манипуляцией». Атеистическая манипуляция оказывается точно такой же, как в католическом «Opus Dei»: сперва воспитать мирянина, а потом дать ему полную свободу. При таком подходе «полная свобода» не наступит никогда, во всяком случае, воспитание будет нацелено на то, чтобы человек никогда не подверг критике воспитателя, всегда оставался его продолжением. Свобода в пределах программной установки. Свобода в коротких штанишках. 

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).