Яков Кротов. Богочеловеческая историяВведение в жизнь.

Сортируй!

Один злой язык сказал о Бердяеве, что он похож на транспортный узел железной дороге, через который проходят поезда с самым разным грузом. Пройдёт через Бердяева Ницше, будет ницшеанец. Проедет через Бердяева Первая мировая, будет поносить немцев.

Точно так же характеризовала Александра Богданова, всем увлекавшегося и ни в чём не преуспевшего.

О том же Некрасов, «что ему книга последняя скажет, то на душе его сверху и ляжет», 1856.

А язык добрый скажет подобно Достоевскому у памятника Пушкину: «Всеохватная душа!»

Ведь о противоположном типе можно сказать с ненавистью «мономан».

Я сам ближе к перевалочной станции, но ведь и Бердяев не лох. Отзываться отзывался, а мономанить мономанил, и «Бердяев» — это качество, это глубина, это красота настоящего, оригинального мыслителя.

Так что не надо бояться быть сортировкой, не надо бояться быть мономаном. Надо бояться не быть. А такое бывает: не быть значительно легче, чем кажется, хотя значительно болезненней, чем хочется.

См.: Бердяев - Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).