Яков Кротов. Богочеловеческая история Свобода России.

Единство деспотическое и единство оппозиционное

Выражение «смена власти» вызывает в памяти уже немного устаревшее «смена белья». Марк Гальперин  в 2019 году пытался создать движение с таким названием. С «таким» — с властью, не с бельем. Гальперин призывал оппозицию к объединению, и оказался в тюрьме, но идея-то на свободе.

Конечно, объединение не через сужение — не через отказ от идей — а наоборот, через расширение, через добавление к конкретным политическим идеям ещё и идеи толерантности — как к друг ко другу, так и к тем, кого надо бы от власти остранить. Потому что Ганди наш рулевой! (Шёпотом: а Христос — наш корабль).

В большинстве призывов к объединению, которые я читаю, много матерщины и злости. Как в анекдоте, где человек прыгает к банану, подвешенному в трех метрах над головой, и отвергает указания на то, что в углу есть палка. Мол, прыгать надо. Пусть миллион человек подпрыгнет! Да нет, количество тут не поможет. И отказ от идей не поможет, лишь ухудшит ситуацию. Надо учиться дружить с носителями разных идей, кроме как раз идеи безыдейности, голой власти-людоедщины.

Кремлёвский дух есть как раз дух объединения через отречение от разнообразности, через оскудение, превращение людей в безмолвные либо одинаково говорящие единицы. Противостоять этому нужно объединением не такого же качества, но с другим вождём, а объединением, где цель — демократичность, толерантность, сосуществование, вежливое и спокойное отношение к взглядам друг друга — является одновременно и средством. Очень вкусно получается: не нужно ждать будущего, чтобы уже сейчас быть гражданином будущего.

См.: Человечество - Человек - Вера - Христос - Свобода - На главную (указатели).