Яков Кротов. Богочеловеческая история. Введение в свободу

Застенчивость — путь к застенкам

При определённых психологических состояниях человеку легче написать электронную записку сослуживцу, который сидит от него в пяти метрах, чем заговорить с ним. 

Это ещё неплохой вариант. Хуже, если человек пишет донос на сослуживца, потому что стесняется с ним поговорить и предпочитает давить на коллегу через начальство.

Именно такая застенчивость скрывается часто под речами о «социальной ответственности». Человек боится окружающих, не решается поговорить с ними на равных, а вот писать бумаги, распространять листовки, лозунги, манифесты, ему не обременительно. Это ведь занятия, не требующие личного контакта. 

Застенчивому человеку проще добиться закона, запрещающего аборты, чем поговорить с человеком, который хочет сделать аборт, — с матерью будушего ребёнка, с его отцом, с его дедушками и бабушками или с врачами. Да и то — со всеми говорить, это же целую жизнь убить, причём свою. Запретить — и проблема решена, и время сэкономлено, и жизнь человеческая спасена в огромном количестве благодаря одной-единственной бумажки.

Правда, женщина всё-таки сделала аборт, подпольно, и в результате погибла, но это уже её ответственность, разве не так? И полицейские гоняются за теми, кто делает аборты, предоставив преступникам изрядное пространство для манёвра, но, в конце концов, разве жизнь человеческая не важнее собственности человеческой?..

«Застенчивость» — это деликатно выражаясь. Вообще это социальный аутизм. Человек боится контакта с другими и принимает все меры, чтобы контакта избегать. Один аутист изготовил себе коробку, похожую на гроб, и ложился туда, чтобы ощутить приятность объятий, не рискуя при этом соприкоснуться с окружающими. О, если бы социальные аутисты изготавливали гробы для себя — но нет, они изготавливают гробы для других. 

Это одно из проявлений догоняющего мышления, мышления «консервативного», которое вроде бы пытается догнать человека, чтобы ему помочь, но на самом деле больше всего боится реально догнать реального человека. Ведь тогда с ним придётся говорить самому! Нет уж, догоняющее мышление стремится так сконструировать мир, чтобы свести к минимуму контакты с окружающими, чтобы управлять другими дистанционно, словно дронами. 

Последствия печальны для окружающих, но вдвойне печальны для догоняющего. Самое ужасное, если они добиваются успеха — а любая диктатура это победа догоняющего, реакционного мышления в масштабе общества. Часто предполагают, что диктаторы — это социопаты, искусные в манипулировании окружающими именно потому, что сами они бесчувственные люди, не умеющие ни любить, ни ненавидеть и потому безжалостные к ближним. Увы, это не так. Социопатов куда меньше, чем всевозможных держиморд. Аутисты вообще к власти не рвутся, да и гордыней не грешат, они от природы имеют то смирение, которого здоровые люди добиваются всю жизнь. Впрочем, почему «увы»? Раз властолюбие, отчуждение от ближних и попытка обращаться с ними как с вещами, используя государство как грузчика, это не врождённый, а благоприобретённый порок, а что благоприобретено, от того можно и благоизбавиться. Более того: благоприобретённое отчуждение от людей вовсе не благо, даже непонятно, почему про всякие гадости часто говорят «благоприобретённые», а вот благоизбавление от них — да, это благо, за которым следует настоящее благоприобретение — приобретение ближних не в качестве объектов попечения, а в качестве соседей, оппонентов и просто свободных и потому особенно родных людей.

 

Подробнее о застенчивости и дурном семинарском образовании.

 

См.: Общение. - Политика. - История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.