Яков Кротов. Богочеловеческая историяВведение в свободу.

Спираль свободы

Жизнь есть круг. Каков в колыбельке, таков в могилку, а сколько годиком покрутился между роддом и крематорием это как сколько годичных колец у дерева?

Так, да не так. Человек не дерево, хотя человек любит сравнивать дерево с собою и разных людей с разными деревьями. 

Движение по кругу природы и в движение по кругу человека совпадают лишь на сто процентов. Человек же есть сто первый процент, добавленный к стопроцентной обезьяне. 

Стопроцентный человек обречён суживать и суживать круги. Энтропос. Так неумело привязанная к столбу лошадь будет ходить кругами, постепенно обматывая верёвку вокруг привязи, пока не остановится впритык к столбу. Так мотоциклист может наяривать один круг за другим, пока не кончится бензин.

Может мотоциклист и другое: наяривать один круг за другим, подымаясь вверх. Когда-то в парках развлечений строили специальные круглые зданьица для такого аттракциона, завершавшегося мощным броском через пропасть, и в цирках такое проделывали.

Человек так же описывает круги как изобретённое человеком колесо, а уж едет ли это колесо вперёд или назад, везёт ли это колесо что-нибудь или не везёт, это решает человек.

Бесчеловечность пытается лишить человека свободы, чтобы ехал, куда скажут, и вёз, что скажут. Свобода не в том, чтобы укатиться куда-нибудь подальше от людей-штурвалов, превративших себя в рулевых человеков. Очень часто катиться некуда, но свобода не в укатывании. 

Свобода в том, чтобы и внутри несвободы вращаться на своей, а не на чужой оси. Не становиться колесом, на котором четвертуют, а быть, к примеру, каменным колесом — жерновом, превращающим муку в муку. 

Свобода в том, чтобы не отрицать свободу. Это далеко не просто, это не посасывание пустышки на пластиковом колечке, потому что люди есть люди и даже худшие из них, самые рабовладельческие из рабовладельцев, хотят считать себя и своих рабов свободными людьми. Раб тот, кто считает проповедь свободы всего лишь работой — пока платят за свободу, будем свободными, когда будут платить за что-то другое, будем что-то другое, а на пенсии будем ни то, ни сё, а просто.

Свобода не имеет пенсионного возраста. Свобода либо бесконечно увядает, спускаясь вниз по спирали лени, робости, конформизма, либо бесконечно возрастает, подымаясь по спирали человечности, и горе тому, кто упадёт со свободы в скуку, счастье тому, кто раскинет руки и упадёт в объятия свободы. 

См.: История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.