Яков КротовВведение в жизнь вечную.

Слово между Богом и человеком

Права человека — противоестественны. Возьмём основную свободу — свобода слова, из которой растут права говорить, собирать информацию, собирать митинги и т.п. В природе нет слов — есть  щебетанье, рычанье, мычанье. Слово похоже на них, но всё же оно — иное.

Тут начинается вера, как и то, что неуклюже именуется «религиозная основа прав человека». Нельзя доказать, что слово — не от природы, а от Бога. Правда, нельзя доказать и обратного. Слово — чудо. Когда человек говорит «Верую во единого Бога…» он прежде всего провозглашает не веру в Бога, а веру в слово.  Верую, что возможно словами говорить о Боге, верую, что слово «верую» содержательно, верую, что «помилуй» — реальное слово к Богу. Тут пропасть между «Богом глубоко в душе» — в той глубине, идеже несть слов, фраз, формул и прочего ничего нет, а есть лишь слово о неверии в слова.  Мысль, видите ли, изреченная есть ложь. А неизреченная мысль — вообще не мысль! На то и свобода слова, чтобы мышление было, а не мычание внутри собственного мозга.

«В начале было Слово». Оно и остаётся в начале — в начале человека. Именно слово преображает мир. Оно делает космос — вселенной, бездонную черноту — уютным планетарием. Звёзды называют именно для этого. Слово делает из пространства — место. Когда Авраам сооружает в пространстве пустыне горку из камней в память о Боге и даёт этому месту название — пространство становится местом. Слово превращает страсть в любовь, а любимого — в человека. Слово — недостающее звено между обезьяной и нами. Найти это звено нельзя, а выковать — каждый выковывает по десятку в минуту. Если только это слова, а не брань наворотеневисящая. Промолчи — в палачи, может, и не попадёшь, а в гориллы запросто. Но самая мудрая горилла глупее заговорившего ребёнка.

Достоинство крестьянина — в плуге, достоинство буржуа — в бухгалтерской книге, достоинство аристократа — в мече, а достоинство каждого человека — в слове. Даже того, кто не может говорить — почему нельзя убивать даунов. Рыцарь, лишенный наследства, меча, коня, доспехов, — всё же рыцарь. Человек, лишённый дара слова — всё же человек. Он сам себе слово. Его, это слово, можно слушать, обдумывать, любить.  Достоинства нет лишь у того человека, кто использует дар слова, чтобы сказать «убей», «прокляни», «подчинись».

См.: Общение - Политика. - История. - Жизнь. - Вера. - Евангелие. - Христос. - Свобода. - Указатели.